Денис Наблюдатель

Бремя Розы

Притча о Розе

Однажды давным-давно, когда Спаситель покидал наш печальный мир, он пообещал своим ученикам, что страдания людей на Земле не будут вечными и однажды царству смерти и греха придет конец. И хотя с того дня миновали уже тысячи лет, многие знавшие об этих словах верили в исполнение Его обещания, и не переставили ждать и надеяться на Второе Пришествие Того, Кто был истинным Сыном Господа. Залогом Его возвращения была дивная Роза, которую Спаситель, удаляясь от мира, подарил одному из своих любимых учеников. Роза эта никогда не увядала, ее тончайшие лепестки светились изнутри мягким светом, а аромат, который она источала, заставлял вспомнить о том блаженном времени, когда Адам и Ева безмятежно жили в Саду Эдема, еще ничего не зная о Змее.


Поколения Хранителей берегли Розу в уединенной горной пещере, и, хотя многие знали о ней, немногим был открыт доступ в высокий каменный зал, где на постаменте, украшенном затейливой резьбой, покоился дивный сияющий цветок, бережно прикрытый хрустальной полусферой.


Роза была зримым воплощением Божественной Мощи и Милосердия на Земле, о ее чудесных свойствах ходили легенды, - еще бы, ведь по ее тончайшим прожилкам струилось дыхание самого Спасителя, исцеляющее и просветляющее. И многие роптали на Хранителей, скрывавших от мира подобное чудо, ибо великая сила была скрыта в Розе, но сила эта была благой, и многие светлые чудеса можно было совершить с ее помощью.


Время от времени являлись к Хранителям люди, желавшие воспользоваться этой силой, чтобы сделать людей счастливыми и изгнать из мира горе и страдание.


Так, однажды явился к Хранителям мудрый маг. Волшебный посох неярко светился в его руке, убеленная сединами борода свидетельствовала о долгих годах, проведенных за магическими книгами, а взгляд его был острым и проницательным.


- Чего ты желаешь? - спросил его Хранитель, встретив мага у самого входа в полумрак пещеры.


- Вы, Хранители, слишком долго скрывали силу и свет Розы от людей. Настало время обратить ее могущество на благо всему живущему. Я великий маг, потоки сил и энергий подвластны моей воле, и кто, как не я, способен обратить свет Розы в Добро? Отдайте мне Розу, и я с ее помощью превращу несчастную землю в райский сад.


Хранитель ничего не ответил, но посторонился, и маг беспрепятственно вошел в зал Розы. Он бережно обернул полой своего плаща хрустальную полусферу, и таинственный свет, игравший на стрельчатых сводах пещеры, угас. Маг торжественно направился к выходу и не заметил, как улыбнулся ему вслед Хранитель, сочувственно и чуть печально.


С помощью Розы маг сотворил великие чудеса и дал великие знамения. Поднялись из ниоткуда чудесные города, и в пустынях расцвели волшебные сады. Но чем дольше творил маг чудеса, тем больше негодования вызывали его действия, ибо Добро, творимое и распространяемое магом, почему-то неизменно оборачивалось Злом. И угасала сила Розы, и пошли через какое-то время слухи, что ненастоящую Розу вручили магу Хранители, а сам маг - самозванец, и восстали люди против мага и убили его.


И снова засияла в скрытой пещере Роза, таинственным образом вернувшаяся обратно.


Но однажды опять явился к Хранителям человек, пожелавший воспользоваться силой Розы. Это был суровый обветренный воин, сталь сквозила в его взглядах и движениях, а руки его в совершенстве владели силой меча.


- Чего ты желаешь? - спросил его Хранитель, встретив воина у самого входа в уединенную пещеру.


- Вы, Хранители, слишком долго скрывали силу и свет Розы от людей. Настало время действовать, настало время обратить ее мощь на благо всему живущему. Я великий воин, служивший правому делу всю свою жизнь, защищавший всех несчастных и несправедливо обиженных, и кто, как не я, способен использовать ее для дел Добра? Отдайте мне Розу, и она станет знаменем, с помощью которого я освобожу людей от власти горя и зла.


Хранитель ничего не ответил, но снова посторонился, и воин вошел в зал Розы. Он решительно поднял драгоценную полусферу, и тени заметались по стрельчатому своду пещеры. Воин твердым шагом направился к выходу и не заметил, как улыбнулся ему вслед Хранитель, сочувственно и чуть печально.


И воин собрал огромную армию, потому что свет Розы разбудил дремавшую в человеческих душах жажду свободы, счастья и действия, и армия эта совершила великие дела, и навеки прославила свое имя. Но только порядок, установленный воином, многим стал казаться хуже того, что было прежде, и возроптали люди, и сила Розы снова стала незаметно угасать. И воин был убит в очередной стычке, пытаясь заставить стать счастливыми тех, кто, по его мнению, не понимал своего счастья.


И вновь засияла в скрытой пещере Роза, таинственным образом вернувшаяся обратно.


Шли годы, шумели ветра в горах, и однажды Хранитель, оглядывая долину перед скрытой пещерой, заметил одинокую фигурку, пробиравшуюся по склонам. Это был мальчик, и когда он добрался до уступа, на котором находился вход в пещеру, Хранитель задал ему тот же вопрос, что и всем.


- Чего ты желаешь?


Мальчик ответил не сразу, карабкаясь по склону, он сбил себе дыхание, а фигура величественного Хранителя, возвышавшегося над ним, казалось, привела его в крайнее смущение.


- Я… Я пришел за Розой, - выдавил он наконец, готовый провалиться сквозь землю, и не поднимая на Хранителя глаз.


- Почему ты думаешь, что достоин Розы? - слегка удивился обычно ничему не удивлявшийся Хранитель.


- Нет, я не думаю, что я ее достоин… Но… ОН… ОН сказал…


Хранитель терпеливо ждал, и мальчишка, наконец, выпалил одним духом:


- ОН велел придти и взять ее!


Наверное, Хранитель собирался спросить еще что-то, но больше ничего спросить уже не успел. Потому что сзади вдруг хлынул поток яркого света, глаза у мальчика стали круглыми и изумленными, и, повернувшись, Хранитель увидел, что Роза сама вышла встречать своего гостя. Она тихо плыла по воздуху, и, казалось, где-то вдалеке-вдалеке, совсем неслышно, пели серебряные голоса.


- Вот она, оказывается, какая…


Мальчишка благоговейно протянул руку, и Роза сама спокойно легла в его ладонь. А потом они вместе двинулись по склону вниз, в мир, к людям, и, казалось не мальчик несет Розу, а сама Роза ведет его за руку. Свет Розы становился все ярче, ослепительней, и в ее свете Хранителю чудился уже не хрупкий мальчишка, а грозный воин и мудрый маг, достойный своего призвания и назначения.


И Хранитель понял, что его служба закончилась.


Введение

Почти 15 лет прошло с тех пор, как впервые была опубликована книга Д. Андреева “Роза Мира”. В 1991 году, когда это случилось, необычайный подъем владел массами людей, рушились стереотипы коммунистического сознания, рассыпался в прах “великий и могучий” Советский Союз. Наступала некая действительно новая эра в истории России, и контуры этой эры были смутны и неопределенны. Книга Д. Андреева удивительно хорошо вписывалась в ту эпоху. Она обещала наступление нового этапа и в жизни России, и в истории мировой цивилизации, этапа, когда человечество вновь вернется к утраченным религиозным идеалам, но в новой, более совершенной форме; этапа, когда все подлинно светлые религии объединятся, чтобы стать единым путем, ведущим человека к Богу, и возглавить этот религиозный Ренессанс должна была именно Россия.


Миновало почти 15 лет, радикально изменилась социокультурная ситуация, но по-прежнему ничего даже отдаленно похожего на обещанное Д. Андреевым Движение не возникло, а книга, которая нашла тысячи почитателей, так и осталась только книгой. Родонизм (от греческого ρόδον - Роза, так мы будем называть то течение, которое до некоторой степени все-таки начало формироваться под влиянием книги Даниила Андреева) в настоящее время представляет собой совокупность разрозненных людей и микронаправлений, у которых нет ни общей платформы действий, ни единого понимания книги Д. Андреева, ни тем более взаимопонимания. Этот разительный контраст между грандиозным проектом, заявленным в Розе Мира, и его нынешним более чем скромным воплощением заставляет нас серьезно задуматься о причинах подобного положения. В данной работе мне хотелось бы попытаться выяснить хотя бы некоторые из механизмов, определивших сложившуюся ситуацию, и обозначить путь выхода из нее. Я не претендую при этом на то, чтобы безошибочно указать на единственно возможное развитие событий, но, тем не менее, искренне надеюсь, что мои слова будут услышаны и возымеют некоторое действие.


В этой работе я сознательно старался избегать (по возможности) указаний на конкретные имена и фамилии, хотя все, знакомые с существующим положением дел вокруг “Розы Мира”, в большинстве случаев сразу поймут, о ком и о чем идет речь. При необходимости, однако, я готов дать ссылки и предоставить тексты, на которые опирался в своем анализе.


Кроме того, мне не хотелось бы, чтобы моя работа была воспринята как огульное отрицание всего, что связано с деятельностью вокруг “Розы Мира”. Я пишу ее вовсе не для того, чтобы остановить эту деятельность, а для того, чтобы указать на типичные ошибки, возникающие практически у всех, кто пытается всерьез воспринимать книгу Даниила Андреева, в том числе и у меня самого. Поэтому моя работа - это, в какой-то мере, и самокритика, и предпринята она для того, чтобы попытаться поднять родонизм выше того не слишком презентабельного уровня, на котором он находится в настоящий момент.


Кирпичик. Только кирпичик

И я говорю тебе: ты - Петр (Камень), и на сем камне Я создам Церковь мою, и врата ада не одолеют ее.

Иисус из Назарета

Книга, которая … должна вдвинуться, как один из многих кирпичей, в фундамент Розы Мира, в основу всечеловеческого Братства.

Даниил Андреев

Приведенная выше цитата из первой книги “Розы Мира” Даниила Андреева в свое время приводила меня в некоторое недоумение. Почему - “один из многих кирпичей”? Разве в самой книге уже не содержится некое итоговое синтетическое религиозное учение? Разве она не является той самой книгой, в которой “есть все”? Именно так когда-то охарактеризовала ее Алла Александровна Андреева. Но даже если в ней и “не все”, разве не является она при этом неким самодостаточным фундаментом, все остальные добавления к которому - второстепенны, по определению? Разве не должны все остальные религии просто “перестроиться” в соответствии с теми указаниями, которые в ней даны?


Время, однако, показало, что я ошибался. Более глубокое знакомство с религиями продемонстрировало мне, что “Роза Мира”, действительно, только кирпичик для некоего планирующегося в ней грандиозного сооружения, и самооценка Д. Андреева, в данном случае, совершенно точна.


Что, прежде всего, бросается в глаза при попытке дать некий отстраненный анализ “Розы Мира”? Она представляет собой Откровение, которое, как и положено, должно присутствовать во всякой религии. Но Откровение это весьма специфическое. Если древние пророки и мессии сосредотачивались обычно на каких-то обрядово-религиозных предписаниях, или конкретных указаниях, чего хотят Высшие Силы от людей, то большей частью ничего подобного в “Розе Мира” мы не найдем. Она представляет собой, по сути дела, обширный и подробный путеводитель по мирам духа, описание трансфизики и метаистории планеты, на которой мы живем. И только. Пожалуй, лишь когда речь заходит об общении со стихиалями, Даниил Андреев предлагает вполне законченную и развернутую методику действий, но это едва ли не единственное исключение из всего текста “Розы Мира”. В большинстве случаев перед нашими глазами разворачиваются лишь величественные панорамы битв Добра и Зла. Конечно, и из этих описаний миров иных также волей-неволей следуют некоторые неявные рекомендации. Но Д. Андреев практически никогда их прямо не дает.


Нетрудно понять, почему Даниил Андреев избегал выступать в роли законоучителя - он и не ощущал себя им. Его задачей, как он ее понимал, было вестничество, а не пророчество, он считал необходимым изложить увиденное, а не учить людей, как надо жить. Кроме того, в условиях современного мира и усложнившегося понимания Бога и Вселенной вряд ли вообще возможно законоучительство в духе древнеиудейских пророков или восточных мудрецов. Строгие, однозначные и, одновременно, мелочно-подробные предписания, похоже, становятся достоянием уходящего этапа развития религиозной мысли человечества. Но, как бы там ни было, это заведомое отсутствие прямых и четких указаний на то, “что делать”, превращает “Розу Мира” в книгу весьма своеобразную. Она вдохновляет своей красочностью, образностью, грандиозностью масштабов и устремленностью к Богу, но при этом полностью оставляет на усмотрение обращенного читателя вопрос о том, что из всего этого следует лично для него, чем и как необходимо заниматься, чтобы поддержать Провидение в его борьбе с демонами.


Вопрос этот любому приходится решать самому. И вот тут-то и начинаются загадочные парадоксы и трансформации, вводящие в изумление каждого, кто читал книгу, а потом сравнивал изложенный в ней проект с конечным продуктом усилий родонистов.


Поскольку “Роза Мира” оставляет достаточно места и для деятельности ума, и для формирования нравственной позиции, и для практических действий, условно те трансформации, свидетелями которых мы становимся, можно разделить на “интеллектуальные”, “нравственные” и “деятельностные”. И поскольку в связках “мысль - нравственный поступок” и “мысль - действие” ведущим звеном является именно мысль, то с анализа мутаций родонистской мысли мы и начнем.


ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ДЕГРАДАНС

Когда вы видите облако, поднимающееся с Запада, тотчас говорите: “дождь будет, и бывает так;

И когда дует южный ветер, говорите: “зной будет”, и бывает.

Лицемеры! лицо земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете?

Иисус из Назарета

Если на стадии метаисторического размышления дать полную свободу рассудку, он по природе своей устремится ко внесению … в специфику метаистории привычных для него категорий физического и исторического слоя и логических наукоподобных форм.

Даниил Андреев

Несмотря на колоссальные трансфизические перспективы, нарисованные в “Розе Мира”, обилие слоев и названий, приводимых Д. Андреевым, чтение книги последнего оставляет ощущение некоторой незавершенности и неоконченности. Отчасти это связано с тем, что сам Д. Андреев, рисуя целые миры, поневоле был вынужден давать им крайне беглую характеристику. Отчасти с тем, что многое осталось неизвестным ему самому, или не могло быть передано теми средствами, которые были в его распоряжении. Но еще более важную роль играет то обстоятельство, что с момента окончания книги прошло уже более сорока лет, очень насыщенных как в плане истории, так, очевидно, и в плане метаистории, но информации об этих годах в книге, естественно, нет. А именно потребность в этой информации чрезвычайно сильна у родонистов, ведь знание того, что происходит в иных, трансфизических мирах должно было бы помочь им определиться со своей позицией относительно текущих событий и ныне действующих персонажей мировой истории. Являются ли они орудиями Добра или Зла, прогрессивна ли их деятельность или реакционна, инспирированы ли те или иные события Провидением или же демоническими силами? Однако получить такого рода знание тем способом, каким получал его Д. Андреев, для родонистов невозможно: для этого надо быть вестником или пророком с раскрытыми способностями к восприятию иноприродной реальности, чем никто, естественно, пока похвастаться не может. Правда, время от времени, на родонистских форумах появляются персонажи, претендующие на способность контактов с трансцендентной реальностью, и неизменно вызывающие к себе в силу указанных причин интерес. Но так как обычно откровения этих доморощенных пророков носят скандально несуразный характер и не согласуются с тем, что изложено в “Розе Мира”, их полная дискредитация не заставляет себя долго ждать. Достаточно вспомнить один из эпизодов деятельности “Маяка всех дорог”, известного родонистского форума, когда достаточно активно обсуждались некие новейшие “откровения” о Жругре, описывающие его как существо синего цвета, играющее на дудке. Над автором “откровений” посмеялись и вскоре с чистой совестью о нем забыли.


Поскольку этот путь оказывается, в сущности, закрытым, родонистам остается полагаться только на ту познавательную способность, которая также претендует до некоторой степени на проникновение в сверхопытную реальность, а именно на разум. Поэтому использование методов и процедур, свойственных логическому и иным, близким ему формам мышления (анализа и синтеза, аналогий, моделирования, экстраполяций) становится главным направлением, следуя которому родонизм пытается восполнить пробелы, имеющиеся в “Розе Мира”.


Шутки разума, или Завтрак у Канта

Сама традиция использования разума для изучения сверхчувственной реальности в истории философии не нова. Уже Платон считал разумность главным инструментом, дающим возможность проникать в мир эйдосов, прекрасный и совершенный, но лежащий за пределами материального мира. Позднее не меньше уповала на разум и схоластика, пытаясь с его помощью постичь сущность Потустороннего, и опираясь при этом на дедуктивные процедуры. Еще позднее, в Новое время, эту начинающую угасать традицию довольно долго поддерживал континентальный рационализм, хотя и с некоторой долей осторожности.


Подобные попытки рационального (разумного) построения картины трансцендентного (т. е. сверхопытного, недоступного непосредственному познанию) мира получили в совокупности название метафизики. В отличие от Д. Андреева, предпочитающего использовать понятие “трансфизика” для обозначения сверхчувственных реальностей, которые ему удалось постичь, философия, как правило, говорит в аналогичной ситуации именно о “метафизике”, а не о “трансфизике”. Это неслучайно - разница используемых понятий подчеркивает в данном случае различие источников знания. Для Д. Андреева таким источником оказывается Откровение, для философа - усилия его собственного разума, поскольку иных инструментов в его распоряжении обычно нет.


Таким образом, родонизм в погоне за недостающим знанием о потустороннем, сам того часто не замечая, превращается в классическую метафизику. Он становится интеллектуальным предприятием по исследованию “миров иных”.


Плохое знание истории философии играет при этом с родонистами злую шутку: они и не слышали, что метафизика уже двести с лишним лет, как мертва.


Смерть ее связана с творчеством самого великого из европейских философов - Иммануила Канта. Исследуя возможности разума в познании трансцендентной реальности, Кант показал, что когда разум пытается постичь нечто, лежащее за пределами восприятия наших органов чувств, он с неизбежностью создает так называемые антиномии. Антиномия - это пара противоречивых утверждений, каждое из которых может быть в равной степени обосновано, поскольку и в пользу первого, и в пользу второго из них разум способен бесконечно выдвигать аргументы, приблизительно равные по силе. Бог существует - Бог не существует, мир конечен - мир бесконечен… Это примеры антиномий. Разум может бесконечно блуждать между их полюсами, находя все новые и новые доводы, подтверждающие то один полюс антиномии, то другой, но выхода из антиномий на самом деле нет. Единственное возможное разрешение антиномичных противоречий - это проверка опытом, но как раз такая проверка в данном случае невозможна.


Собственно, после Канта и философия, и наука становятся гораздо скромнее и не претендуют на рациональное исследование того, что невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Иначе можно очень долго, до хрипоты дискутировать о том, что “лежит по ту сторону”, и до бесконечности плодить версии о том, что проверить все равно никак нельзя.


Но родонизму ни Кант, ни нормы научного исследования, ни опыт мировой философии - не указ. С храбростью, достойной лучшего применения, многочисленные поклонники Даниила Андреева начинают детально “реконструировать” метаисторические процессы, опираясь исключительно на средства своего разума. И наказание за дерзость не заставляет себя долго ждать: чем большее количество людей пытается заглянуть за трансцендентный порог, тем большее количество версий того, что на самом деле происходит в метаистории, плодится на родонистских форумах и сайтах. Версии экзотические и взаимоисключающие, обоснованные логикой и не очень обоснованные наводнили Рунет, и количество их все увеличивается. И нет ни одного пункта метаистории, по которому рьяные Колумбы духа уже не выдвинули бы множество противоположных и совершенно не стыкующихся между собой, но, конечно, очень “обоснованных” предположений. Кто ныне правит Друккаргом? Жругр III, Жругр IV, эгрегор, сателлиты Стэбинга… Что стояло за перестройкой? Происки Урпарпа, наглость Стэбинга, действия Провидения, сумасшествие Жругра…


Дерзайте, дерзайте, отважные исследователи метаистории! Добавьте и свои версии в эти списки!


Старик Кант долго бы смеялся.

Безумие логики

Может показаться, что выходом из этого стахановского производства бесчисленного множества “метаисторических” гипотез и теорий стало бы применение строго логических процедур для их анализа и отсеивания. Поклонение Логике становится даже своеобразной чертой некоторых направлений в родонизме, поскольку сама эта философская дисциплина претендует на умение разграничивать высказывания истинные и ложные; и кому, как не логике, навести порядок в том хаосе, что порожден не в меру разбушевавшейся родонистской мыслью?


Однако эти надежды иллюзорны, и основаны они, опять же, на весьма смутном представлении о том, что логика может, и чего она не может. Формальная логика позволяет, прежде всего, получать из истинных посылок истинные следствия. Иными словами, она гарантирует нам, что если наши некие общие представления верны, то из этих общих представлений можно вывести некоторые верные частные выводы. При этом не происходит прироста никакого нового знания, логика всего лишь преобразует уже имеющуюся истину применительно к конкретному случаю.


Очевидно, что логика не проверяет при этом истинность тех посылок, из которых она выводит следствия. Грубо говоря, если в логическом рассуждении мы действительно отталкиваемся от истинного утверждения, наши выводы также будут истинными. Но если мы изначально опираемся на неверное предположение, то и все наши выводы, сколь бы логически безупречными они не были, будут ложными.


Поэтому любое логическое рассуждение вынуждено начинаться с принятия на веру каких-то утверждений, которые средствами самой логики не могут быть проверены. В итоге в основании любого внешне строгого рассуждения оказывается очень шаткий фундамент, и достаточно бывает выпасть из этого фундамента хотя бы одному камню, чтобы рухнуло все здание.


У логики есть еще одно слабое место. Она оперирует однородно-тождественными величинами и строгими определениями, в то время как мир демонстрирует нам бесконечное разнообразие и несходство вроде бы почти одинаковых вещей. Отсюда постоянные уклонения и отклонения реального положения вещей в мире от безупречно правильных предписаний и предсказаний логики, отклонений, которые иногда и вовсе ломают ее схемы.


Разберем это на конкретном примере. Возьмем некое классическое дедуктивное рассуждение, построенное по правилам логики. Итак:


“Все люди смертны. Иван Иваныч Иванов - человек. Следовательно, Иван Иваныч когда-нибудь умрет”.


Все вроде бы верно, но задумаемся вот над чем. Прежде всего, данное рассуждение верно, если верна его изначальная посылка “Все люди смертны”. Но если верить христианству, буддизму и некоторым другим религиям, существовали люди, смерти избежавшие. Если религиозные предания правы, в этом случае правильность нашего рассуждения с точки зрения самих же логических критериев исчезает сразу же, поскольку неверным оказывается сам его фундамент - исходная посылка, от которой мы отталкивались.


С другой стороны, ту же самую проблему можно повернуть и по-другому. Иван Иваныч внезапно оказался необычным человеком. Допустим, в его организме произошли какие-то мутации, и он, возможно (хотя пока точно неизвестно), приобрел ген вечной молодости, а также ряд других необычных свойств, и умирать отныне не собирается. В этом случае опять же все наше рассуждение начинает трещать по швам. Является ли видоизменившийся Иван Иваныч человеком, или он уже не совсем человек? А если человек, то в какой степени? Насколько в этом случае к нему относится все то, что обычно приписывают людям? Можно, конечно, признать Иван Иваныча нечеловеком, тогда мы спасем тем самым строгость рассуждения, но при этом будем вынуждены признать, что анализ необычных объектов, отклоняющихся от жестко заданных для них определений, не входит в компетенцию логики. А поскольку любой объект во Вселенной по-своему уникален и необычен, подобный ход мысли рано или поздно завершается самоликвидацией логического мышления: на индивидуальность и уникальность общие закономерности не распространяются по определению. Если же мы все-таки будем упорно считать Иван Иваныча человеком, - наше базовое утверждение снова оказывается очень сомнительным и произвольным, и сомнительными становятся все выводы на его основании.


В итоге все это демонстрирует, насколько бессмысленны упования на логику при изучении трансфизической реальности, или обосновании гипотез о ней. Наводя некоторый порядок в мышлении, логика вовсе не гарантирует, что этот порядок - истинный. Известно, что наиболее логично мыслят как раз обитатели сумасшедших домов, но никто почему-то не бежит к ним приобщаться к истинному знанию.


Тем не менее, именно Логика становится для многих родонистов путеводной звездой в делах потусторонних. Опираясь на сомнительные базовые предположения и произвольно сформулированные определения, они начинают сооружать с помощью средств логического мышления целые метафизические системы, не замечая при этом, что данные системы существуют только у них в голове и к реальности имеют весьма отдаленное отношение. Главным достоинством своих построений они считают их логическую безупречность, хотя следовало бы помнить, что стройность бреда никогда не рассматривается как показатель его истинности.


Любовь к демонам, или Роза Мира как кузькина мать

Как скажешь брату твоему: “дай, я выну сучок из глаза твоего”, а вот, в твоем глазе бревно?

Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза…

Иисус из Назарета

Пока мы не освободимся от нашей национально-культурной спеси …до тех пор из нашего огромного массива не получится ничего, кроме деспотической угрозы для человечества.

Даниил Андреев

Как уже отмечалось выше, заполнение пробелов в метаистории осуществляется у родонистов наличными средствами собственного разума. Необходимо, однако, уточнить, что о разуме, на самом деле, речь идет далеко не всегда. Напротив, в большинстве случаев родонисты вынуждены полагаться даже не на рассудочный анализ, а на мощь собственной фантазии, так как заполнить иные лакуны в текстах Д. Андреева невозможно, опираясь на сколько-нибудь рациональные принципы. Приходится звать на помощь чистое воображение. Как правило, родонистов это не смущает, им, уверенным в своей “избранности” кажется, что их сонные грезы и есть чистые “метаисторические” откровения, ниспосланные самим Провидением.


Это приводит еще к одному очень интересному эффекту: при подключении фантазии и воображения к процессу закрашивания “белых пятен” метаистории он становится полностью иррациональным. Воображение и фантазия, как правило, имеют непосредственную связь не сколько с Провидением, сколько с внутриличностными подсознательными процессами, комплексами, симпатиями и антипатиями. Поэтому концепции, которыми заполняются “дыры” в метаисторическом знании, оказываются в большинстве случаев всего лишь проекциями личности родониста на метаисторический материал, а также проекциями социальных штампов, господствующих в данное время и в данном месте, внутренних предрассудков и скрытых установок, и многого другого весьма любопытного, но к анализу метаистории уже никакого отношения не имеющего.


Не вдаваясь сейчас в подробный анализ влияния личных подсознаний на подобное метаисторическое “творчество”, мне бы хотелось только указать на те концепции, которые несут на себе печать явной зависимости от политических настроений, распространенных в обществе на настоящий момент, причем сама эта зависимость, очевидная для всякого стороннего Наблюдателя, самими родонистами обычно совершенно не осознается.


Начало XXI века ознаменовалось в России значительным укреплением государственности. В концепции “Розы Мира” это означает, что в подземных трансфизических слоях набирает силы Жругр, демон государственного начала. Укрепление его всегда проявляет себя в усилении комплекса “национально-государственных” чувств: пламенной любви к лидеру государства и восприятии его как личности почти сакральной, жгучей ненависти к врагам отечества, разбухающей гордыни за свою великую Родину, которая должна всем еще показать кузькину мать (в смысле, Розу Мира, конечно), и тому подобным настроениям. Казалось бы, ничему так много Д. Андреев не уделяет внимания, как предостережениям от увлечения подобными чувствами. Но полная неспособность и нежелание большинства родонистов анализировать собственные подсознательные установки и их источники заставляет их просто плыть по течению подобных настроений, подстраивая свои метаисторические концепции под государственные “веяния” времени.


Тем более что книга Д. Андреева оставляет для этого некоторые возможности. В определенных случаях, когда усилия Демона совпадают с усилиями Демиурга, он получает санкцию Провидения на свою деятельность, кроме того, в современном мире, по мнению Д. Андреева, есть надежда на отпадение некоторых уицраоров от демонического стана. Правда случаи, о которых речь шла выше, относятся, в основном, к прошлому, союз Демиурга и Уицраора никогда не мешает последнему творить попутно всякие мерзости и в силу этого неизбежно распадается, а относительно возможности просветления уицраоров Д. Андреев ни разу не сообщает, что она стала действительностью. Однако оговорки, сделанные Д. Андреевым дали, как выяснилось, необычайно широкий простор для выражения бурной и подобострастной любви к своему государству, причем даже к тем формам государственного устройства, которые в самой “Розе Мира” безоговорочно осуждаются. Родонисты, нисколько не сомневаясь, сразу же заявляют, что российская государственность санкционирована высшими силами, а потому все, что бы она не сделала и какую бы гадость в своих интересах не сотворила, - все от Бога и все оправдано Провидением.


Раз за разом на родонистских форумах поются дифирамбы В. Путину как родомыслу - за то, что он всех согнул в бараний рог и замочил всех в сортире, произносятся анафемы Б. Ельцину - за то, что он этого не сделал. Причем в заслугу В. Путину ставятся именно его откровенно авторитарные мероприятия, или, в лучшем случае, то, к чему он прямого отношения не имеет (например, высокие цены на нефть и стабилизацию в связи с этим российской экономики). Приветствуется удушение свободы слова, отказ от прав личности, травля свободных средств массовой информации, сворачивание демократических институтов, - поскольку все это усиливает государственную дубинку и потому, безусловно, одобрено Провиденциальными силами. Возносятся хвалы всем агрессивным и великодержавным предприятиям нынешней власти по отношению к соседним государствам - по той же самой причине. Если же и не происходит прямого поклонения государственному началу, комплекс национально-государственных чувств проявляет себя иначе: всячески раздувается ненависть к государственным деятелям, не согласным с имперскими замашками новой Российской державы, а также ко всем ее возможным стратегическим противникам: США, европейским государствам и, заодно, ко всей западной культуре. Нагнетается параноидальная истерия по поводу духовной смерти с Запада, и опять же третируются все важнейшие завоевания европейского мира в его противостоянии государственному началу, а именно свободы и права личности, олицетворяемые западным либерализмом, а также принципы демократического устройства западных государств.


Эта завороженность магией уицраоров доходит иногда до откровенных курьезов. В связи с недавним противостоянием на Украине В. Януковича и В. Ющенко, родонисты, живущие в России, поспешили объявить первого, являющегося пророссийским политиком и действующего в интересах российской государственности, посланником Провидения, в то время как киевские родонисты увидели “родомысла” в В. Ющенко. Комментарии, я думаю, излишни.


Таким образом, в области политической мысли родонизм не только оказался неспособным подняться над государственной идеологией, но и превратился, на данный момент, всего лишь в ее вариант, и при том, далеко не самый качественный.


Кривое зеркало методологии: родонистская угадайка

Другим достаточно важным направлением родонистских исследований стало изучение различных текстов с целью найти в них следы “метаисторических” откровений. Отчасти развитию этого направления способствовала и позиция самого Д. Андреева, который считал, что его книга не является единственной, содержащей метаисторические знания, и что Вестников в истории культуры было на самом деле немало.


К сожалению, родонисты в этом поиске обычно не опираются на какие-либо иные критерии, кроме содержания книги самого Д. Андреева. Другими словами, опознать чье-либо иное метаисторическое озарение можно только в том случае, если оно каким-либо образом перекликается с произведениями самого Вестника и его идеями. Полного совпадения, однако, не бывает и не может быть никогда, сам Д. Андреев подчеркивал, что метаисторические откровения различны по своей природе, да к тому же на них накладываются особенности субъективного восприятия. Родонисты, однако, это предостережение понимают совершенно иначе, субъективное восприятие, с их точки зрения, существует у кого угодно, но только не у Даниила Леонидовича. Поэтому “Роза Мира” превращается в некий эталон, накладываемый на все остальные тексты с целью их проверки на метаисторичность. Если текст демонстрирует определенное подобие сходства с “Розой Мира”, он провозглашается на основании этого сходства “метаисторическим озарением”, а все его отклонения от “генеральной линии”, изложенной в произведениях Д. Андреева, списываются на аберрации автора текста или на его желание “зашифровать” истину. Слабости подобной методологии очевидны, найти, опираясь на нее, можно только то, что и так в книге Д. Андреева изложено. Единственная польза от нее заключается, пожалуй, лишь в том, что тем самым доказывается родство “Розы Мира” с рядом других произведений и причастность “Розы Мира” к общему потоку духовного творчества человечества.


Однако это совершенно неочевидно самим поклонникам данной методики, которые, войдя во вкус, начинают применять ее настолько широко, что сами ее результаты оказываются более чем парадоксальными.


Дело в том, что любой литературный текст является многозначным, мало того, потенциально он допускает бесчисленное множество самых разнообразных интерпретаций, которые могут и не иметь никакого прямого отношения к его первоначальному смыслу. Но каждая такая интерпретация не принадлежит самому тексту, она навязывается ему “читателем”, который приносит ее извне. Поэтому метод использования “Розы Мира” как эталона в совокупности с политикой “гибких текстовых интерпретаций” позволяет при необходимости “метаисторически” истолковать любой без исключения литературный сюжет и обнаруживать метаисторические откровения абсолютно где угодно, даже в “Курочке Рябе”. Навну, например, можно увидеть в каждом литературном персонаже женского пола, испытывающем какие-нибудь трудности, в каждом мужском персонаже, обладающем толикой храбрости, - Яросвета, в каждом персонаже, обладающим негативными чертами, - Гагтунгра, Велгу, и далее на выбор. Ну а затем простор для разыгравшегося воображения в выборе желательной интерпретации и вовсе становится безбрежным… к сожалению, далее опять срабатывает все то же “проецирование” самого себя и социальных штампов на метаисторию, завершающееся призывом укреплять государственность, бить американцев и любить В. Путина. И при этом обычно сохраняется искренняя вера в то, что все это действительно есть в интерпретируемом тексте, а не внесено в него интерпретатором.


В своем крайнем выражении это, действительно, напоминает игру “угадайку”: кто в произведениях того или иного автора Жругр, Яросвет, Навна, Велга? Но информационный прирост от таких игр на самом деле близок к нулю, они позволяют, как в тестах Роршаха, увидеть на самом деле только то, что скрытым образом уже желаешь найти.


Кривое зеркало методологии: научные костыли и подпорки

Родонизм в принципе несвободен и от еще одного модного увлечения XX века - от поклонения научному мировоззрению. Это, по-своему, естественно: в нашем мире однозначно правит бал наука - как наиболее преуспевающее предприятие человеческой мысли, и все иные формы мировоззрения волей-неволей вынуждены считаться с ней, а иногда пытаются и сами выглядеть “как наука”. Достаточно вспомнить, что уфология, теософия, оккультизм, диалектический материализм, парапсихология претендуют именно на статус наук, полагая, что именно их “научность” может придать им дополнительный авторитет и значимость. Определенную зависимость демонстрирует здесь и родонизм. С одной стороны, он тоже стремится к некоей “наукоподобности”, что часто проявляется в злоупотреблении научной терминологией и стилизации родонистских работ под серьезные научные труды. С другой стороны, родонизм пытается найти среди достижений современной науки те, которые каким-либо образом подтверждают информацию, изложенную в книге Даниила Андреева.


Не вдаваясь сейчас в анализ сильных и слабых сторон науки, хочется отметить следующее. Во-первых, все попытки вышеперечисленных дисциплин “быть наукой” не выдерживают никакой критики. Наука - весьма строгое и специфично организованное знание, и любая концепция, претендующая на статус научной, должна соответствовать очень жестким критериям, которые совершенно неприемлемы для “духовных” наук или откровений.


Во-вторых, попытки “альянса” с наукой тоже, в общем-то, бессмысленны. Любое мировоззрение, которое пытается опереться на науку, оказывается “вторичным” по отношению к ней и обрекает само себя на постепенное исчезновение. Сила науки - именно в ее способности постоянно открывать и создавать новое знание, формулировать новые законы или находить новые сущности, которые затем наука ставит на службу человечеству. Это, естественно, порождает соблазн воспользоваться ее находками для своих собственных целей у любого представителя “ненаучного” мира. Однако, апеллируя к науке как к источнику доказательств своей истинности, или склоняясь перед ее авторитетом “третейского судьи”, ненаучное мировоззрение признает тем самым, что само себя оно обосновать бессильно, и самостоятельно ничего нового и достоверного оно изобрести не в состоянии. Как следствие, неявно начинает подразумеваться, что наука выше и могущественнее “ненауки”, что она может и знает больше, чем любая “ненаука”, и что именно слово науки - решающее в признании истинности тех или иных утверждений. Таким образом, фактически признается, что ненаучное мировоззрение способно только ожидать милостивых подачек со стороны научного сообщества, которое может принять его, а может и опровергнуть.


Занимаясь бесконечным поиском научных концепций и фактов, которые как-то могли бы “подпереть” изложенное Даниилом Андреевым, родонизм тем самым сдается на милость науки и становится заложником игры научных теорий и гипотез. Гипотезы сегодня одни, завтра другие, развитие науки идет своим чередом, подчинясь ее собственной логике развития, а родонизм всего лишь прыгает на берегу этого потока, пытаясь выхватить из него то, что хоть как-то соответствует его собственному мировоззрению. И иногда это почти удается… Но поток несется дальше, не обращая внимания на потуги околонаучных “ловцов удачи”, и то, что казалось вполне вписывающимся в то или иное родонистское откровение, отбрасывается следующим витком научного развития. И остается только вновь и вновь пытаться флиртовать с научным знанием, надеясь на лучшее и демонстрируя всему миру свою полную беспомощность и неспособность что-либо самостоятельно принести в общую копилку человеческой культуры.


Итоги 1

Итак, мы видим, что попытки родонизма “развивать и продолжать” дело метаисторического познания оказываются полностью несостоятельными. Не располагая духовидческими способностями Д. Андреева, его последователи вынуждены полагаться на игры разума и интуиции, на сомнительные методики и позаимствованные у науки гипотезы и концепции. Опираясь на столь шаткий фундамент, родонизм демонстрирует свое бессилие сообщить что-либо новое сверх того, что уже изложено в “Розе Мира”, а когда все-таки претендует на нечто подобное, новые “откровения” оказываются всего лишь интеллектуальными фантазиями, за достоверность которых поручиться нельзя. Процесс производства подобных интеллектуальных миражей постепенно становится бесконечным, несмотря на то, что обсуждение и споры вокруг “метаисторических концепций” постоянно обнаруживают свою очевидную бесплодность: можно выдвигать все новые и новые версии о Боге, трансфизике и законах мироздания, но ни одна из них не может быть по-настоящему обоснована. Но переливание из одного пустого интеллектуального ведра в другое кажется всем настолько важным и увлекательным занятием, что этой процедурой, похоже, можно заниматься неограниченно долго. И родонистские форумы непрерывно льют и льют: несуществующую воду - на несуществующие мельницы.


НРАВСТВЕННЫЙ ДЕГРАДАНС

Ярмарка тщеславия

Само по себе подобное метаисторическое творчество еще пока ничего особо плохого в себе не несет, хотя пламенное преклонение перед родным и любимым государством уже знаменует собой определенное смещение нравственных ориентиров. Но, в конце концов, кто же может запретить попытки расшифровать происходящее в иных слоях? Более того, различные возникающие интерпретации метаистории могли бы рассматриваться даже как полезные, если бы они и воспринимались только как версии, предположения, не претендующие на однозначную истинность. Однако ситуация осложняется некоторыми дополнительными факторами, которые невинное фантазирование a La Роза Мира превращают в начало масштабного духовного “деграданса”.


Никто из активно теоретизирующих родонистов обычно не сознает, что все его построения могут, по большому счету, и яйца выеденного не стоить. Каждый из них воспринимает продукт своих метаисторических изысков как некую истину в последней инстанции. Аберрация эта связана еще и с тем, что они, как правило, очень высокого мнения о самих себе, своих умственных способностях и своих нравственных качествах. Более того, многие из них явно примеряют на себя роль “вестников”, чьи слова, деяния и фантазии внушены самими Провиденциальными силами, а потому неоспоримы. Поэтому любое сомнение в выдвинутых ими гипотезах они воспринимают вовсе не как некие конструктивные замечания в свой адрес, которые необходимо учесть. Напротив, критика ощущается ими как наглое оскорбление, поскольку критикующий волей-неволей ставит под сомнение высоту их умственных способностей и нравственного совершенства. И, естественно, в этом случае ни о каком признании в качестве вестника речь уже не идет, что вызывает у претендентов на роль глашатаев Провидения особое раздражение. “Раз моя концепция - плохо продуманная и недостаточно этичная, значит я, получается, никакой не вестник, а эгоистичный дурак? Да ты на себя посмотри, отморозок! Такую чушь написать мог только аморальный олигофрен!” Так запускается механизм личностного противостояния, а поскольку, как было показано, в условиях фантазирования о потустороннем все концепции о нем являются взаимоисключающими, вся история родонистских форумов - это история бесконечных дрязг и ругани самовлюбленных личностей, каждая из которых мнила и мнит себя носительницей подлинного знания о подлинной метаистории.


Эта ситуация перманентной свары обостряется еще одним обстоятельством. Родонизм, по своей природе, мировоззрение демоноборческое, а такой тип мировоззрения в некоторых аспектах чрезвычайно опасен. Демоноборчество подразумевает наличие некоего врага, инспирируемого из подземного мира, с которым необходимо бороться. При этом в условиях не слишком развитого человеческого сознания демон не сколько “определяется” объективно, сколько “назначается” субъективно. Иными словами, раз кто-то вызывает во мне нехорошие эмоции, да еще и мои высокоэтичные, внушенные Провидением и несущие свет людям взгляды не признает, стало быть, он нехороший человек. А кто у нас нехорошие люди, не признающие высокой этики? Агенты Гашшарвы, разумеется, мать их. А с агентами Гашшарвы разговор у нас короткий. Бей их, чем можешь! При этом как-то забывается, что единственный настоящий способ победить зло - это вытеснить его светом, а не ударить его со всей силы сковородкой. Родонизм, однако, об этом не помнит и начинает вести с мнимым “злом” бескомпромиссную войну на уничтожение.


Ненавидеть всегда легче, чем любить, а уж когда демоноборчество дает санкцию на ненависть, она тут же расцветает пышным цветом и заполоняет собой все. Вот почему “охота на ведьм” - любимое занятие родонистских форумов, и пальма первенства здесь принадлежит недавно закрытому “Маяку всех дорог”, печально прославившемуся постоянной травлей инакомыслящих именно под флагом борьбы с “демонизмом”, “профанацией”, “искажениями Розы Мира” и так далее.


Вот она какая, родонистская любовь!

По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.

Иисус из Назарета

Одна из исторических задач Розы Мира, - естественно достичь воссоединения христианских церквей: подготовку такого воссоединения … Роза Мира будет проводить с неослабевающим воодушевлением.

Даниил Андреев

Повседневная жизнь родонистских форумов не ограничивается взаимными выяснениями отношений. Как правило, к внутренним баталиям добавляются баталии внешние: родонизм охотно и со вкусом противопоставляет себя Православию, Католичеству и другим традиционным конфессиям. На первый взгляд, это могло бы показаться странным: ведь Роза Мира с самого начала обозначена как своеобразное соцветие религий, и религий, в первую очередь, христианских. Смягчение напряженности во взаимоотношениях конфессий - одна из важнейших задач, которые, в изложении Д. Андреева, стоят перед новым интеррелигиозным учением. На практике же все происходит с точностью до “наоборот”: отношения между родонистами и “ортодоксами” напоминают отношения кошек и собак.


Причина этого - все та же незавершенность “Розы Мира”. Провозглашая необходимость сближения религий, Д. Андреев совершенно не представлял себе, каким образом подобное сближение должно было осуществляться. Он, правда, называет некоторые новые возможные интерпретации догматики с целью сближения различных конфессий, и считает, что эта переинтерпретация должна способствовать взаимопониманию традиционных религиозных сознаний. Но он не учитывает при этом главного: готовности этих самых сознаний к внутренним реформам и переосмыслению собственных установок. На практике же очень быстро стало выясняться, что ни Православие, ни Католичество, ни иные ветви христианства не собираются чем-либо поступаться на пути к сближению.


Более того, в самой книге Д. Андреева есть отдельные элементы, которые не вписываются ни в какую христианскую ортодоксию, и необходимо, в свою очередь, уже эти элементы каким-то образом сближать с традицией. Среди них можно назвать следующие: иная трактовка догмата о Троице, понимание миссии Христа на Земле как незавершенной, идея реинкарнации и реабилитация языческих культов. Все это в совокупности совершенно неприемлемо для ортодоксии, о чем она сразу же прямо и недвусмысленно заявила.


Положение осложняется еще и тем, что в форумах участвуют, как правило, не самые глубокие и умудренные представители ортодоксальных конфессий. Напротив, как правило, это неофиты, не понимающие еще ни глубины, ни внутреннего содержания своих религий, не умеющие заниматься “внутренним деланием”, но готовые в пылу обращения чем-нибудь, да послужить своей религиозной общине. Поскольку любить они еще не научились, хорошо у них получается только преследовать, обличать и ненавидеть. Свой разоблачающий задор они охотно выплескивают на родонистские форумы, считая, что травлей и преследованием “еретиков” они снискают милость Господа и одобрения “своих” собратьев-верующих.


Поскольку родонисты, в свою очередь, также не слишком озабочены вопросами собственного нравственного совершенствования, нетрудно представить себе все дальнейшее: виртуальную битву не на жизнь, а на смерть, и все более растущие взаимные неприязнь и нелюбовь.


Ощущая, правда, недолжность такого состояния, и та, и другая сторона время от времени предпринимают попытки сгладить остроту противостояния. Но поскольку, по большому счету, ни одна из них не собирается в этом конфликте уступать, а особенно не собирается уступать ортодоксия, одна из целей которой - это, как раз, обращение неверных, то попытки эти заканчиваются недолгими перемириями, после которых сражения вспыхивают с новой силой.


Рациональность вместо духовности, или Кто у нас самый умный?

На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи.

Иисус из Назарета

Это рационалистические секты западноевропейского происхождения … удручающие мелочностью своих заповедей, удивительным отсутствием эстетического начала, безмолвием воображения и какою-то … безблагодатностью. В интеллектуально- обобщающую … сторону всех этих сект лучше не углубляться совсем: это пустынный ландшафт, усеянный только мелкими колючками озлобленной и высокомерной полемики.

Даниил Андреев

Как уже отмечалось выше, перманентное всеобщее противостояние - отличительная черта всех родонистских форумов. Азарт сражения обычно заставляет противников прибегать ко всем доступным им средствам для того, чтобы любой ценой утвердить свою точку зрения и одержать победу над нехорошими “агентами Стэбинга”, “профанаторами” и “ведьмами”. Эти жесткие и бескомпромиссные столкновения с неизбежностью должны завершаться победой какой-то одной из противоборствующих сторон и разгромом оппонента. Решающими факторами, определяющими исход поединка, оказываются, во-первых, эрудиция и владение навыками спора, во-вторых, большая психологическая устойчивость в условиях личностного противостояния.


Обратим внимание, что победителем становится в данном случае вовсе не тот, кто прав, а тот, кто более умело подводит аргументы под свою точку зрения, иными словами, обладает более сильным интеллектом. Таким образом, в форумных поединках интеллект оказывается решающим козырем при утверждении себя и проталкивании своей точки зрения в качестве однозначно истинной.


Подобное развитие событий естественным образом выдвигает в авторитеты не более “этичного” или “духовного”, а более “рассудочного”, умеющего лучше сплетать рациональные конструкции и более изощренно их защищать.


Казалось бы, ничего страшного в этом нет. Но в религиозных вопросах интеллект не может и не должен играть решающей роли. Вера и Откровение, совесть и интуиция, мистические переживания и любовь занимают в религиозном сознании не менее, а временами и более важное место, чем разум. Рационализация - смерть для религии, поскольку означает прискорбное господство рассудка, вытесняющего и веру, и чувства, и стремящегося опереться только на самого себя и на свои собственные схемы. Даниил Андреев в предпоследней книге “Розы Мира” напрямую предупреждает об опасности подмены духовного интеллектуальным, и о том, какова конечная цель данной подмены.


Но родонизм идет именно по этому пути и, благодаря доминированию “интеллектуалов”, из религиозного учения превращается в набор рассудочных изысканий, где первенствуют те, кто в них преуспевает. Ни к религии, ни к науке это уже не имеет ни малейшего отношения, поскольку подлинная религиозная жизнь не опирается на мертвенные интеллектуальные фантазии, а наука немыслима без опытной проверки своих предположений. Единственное, что несколько напоминает в истории философии такой безбрежный интеллектуализм, - это средневековая схоластика. Но схоластика еще полтысячелетия назад стала посмешищем для всех образованных людей, а сегодня подобные изыски и вовсе выглядят откровенной клоунадой.


Особенно ярко заметна эта тенденция в деятельности одного из известных родонистских сайтов, считающегося на данный момент “наиболее глубоким и интеллектуальным”, и в силу этого претендующего на своеобразное лидерство. Глубина его проявляется, прежде всего, в том, что на нем представлены самые заумные и малопонятные рассудочные схемы, описывающие трансцендентную реальность и основанные на некоторых положениях книги Д. Андреева. Схемы эти выдержанны в духе одряхлевшей европейской метафизики, однако, претендуют при этом на истинное и безошибочное описание метаисторических процессов, а их автор всегда приходит в ярость, когда кто-либо с его выводами не соглашается. О том, что попытки таких описаний смешны, говорилось выше. В том, что конечный результат подобных метаисторических изысков - всего лишь набор полубессмысленных высушенных построений, придуманных больным рассудком, может убедиться каждый.


Лица и маски

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам … Так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.

Иисус из Назарета

Точно даже злорадство какое-то сквозит в этих ханжеских тирадах по поводу “измены” и “падения” … И все это облечено в такой нагло поучающий тон, что даже ангел … крикнул бы, вероятно: “Падаю, так падаю. Лучше быть мытарем, чем фарисеем”.

Даниил Андреев

Полемический азарт демоноборчества оказывает родонистам еще одну плохую услугу. В борьбе с исчадьями ада, как известно, все средства хороши. Особенно если “законных” средств не хватает. И в своем стремлении сокрушить интеллектуальных “противников-демонов” родонисты быстро и незаметно переходят ту грань, где кончается этика и начинается нравственный беспредел. Но ведь конечная цель - победа над “Злом” - кажется им столь соблазнительной, что небольшая ложь, или грубость, или психологическое давление воспринимаются ими как вполне допустимые на пути к великой победе “Добра”. Однако, начавшись с малого, нарушения элементарных нравственных норм быстро приобретают угрожающий характер.


Грязные средства полемики впервые запатентовал небезызвестный “Маяк”, а бесспорным лидером в их применении является автор вышеупомянутого сайта, о котором речь шла в прошлой главе. В арсенал этого известного “демоноборца” входят: унижение оппонента различными способами (грубые высказывания по поводу его интеллектуальной неполноценности, невежества, прямые оскорбления, общий пренебрежительный тон), распространение об оппоненте порочащих сведений, чаще всего придуманных (т. е. прямо говоря, клевета), использование на форумах полуанонимных групп поддержки, выражающих громкое восхищение своим кумиром, и многое другое.


К сожалению, он не одинок, схожих принципов ведения дискуссии придерживаются в той или иной степени почти все нынешние активные защитники Д. Андреева, и, к моему стыду, от влияния этой “моды” не свободен практически никто.


Правда, авторы всех этих технологий иногда все-таки ощущают, что начинают делать нечто уж совсем непотребное. Но, как известно, нет такого греха, который нельзя было бы с помощью изворотливого разума представить как добродетель.


Возможных технологий здесь несколько. Например, можно, оскорбляя оппонента, заявлять при этом, что это не “оскорбления”, а объективные характеристики. В условиях господства интеллектуализма, действительно, “объективность” превыше всего, и, называя взгляды человека “тупыми” и “убогими”, мы, конечно, служим делу Истины и Разума.


Другая возможная стратегия - это публичное обсуждение пороков и недостатков кого-либо с постоянным указанием на то, что делается это, конечно, исключительно во благо обсуждаемого. При этом его можно ласково называть “проституткой” и “инфантилом”, демонстрируя тем самым свою глубокую к нему любовь.


Не знаю, верят ли авторы технологий в то, что они говорят. Скорее всего, нет. Но даже если и верят, они всего лишь искусно обманывают самих себя, добавляя к греху злословия еще и грех лицемерия.


Однажды испробованные в качестве оружия, ложь и лицемерие применяются также не только для уничижения оппонентов, но и для возвеличивания самих себя. Так, например, можно, используя подчеркнуто сложный, заумный язык, выдавать себя за крупного специалиста в области науки и философии, ничего толком при этом в них не понимая. Подобный ход почти беспроигрышен - родонисты, как уже было отмечено выше, питают слабость ко всему “научному” и “рациональному”, поэтому бессодержательная интеллектуальная трескотня производит на них большое впечатление. При этом они обычно не замечают, что “глубокомысленный” автор, разом опровергающий Р. Декарта, И. Канта, А. Лосева и П. Флоренского, не умеет даже правильно пользоваться философскими понятиями и путается в трех соснах, пытаясь, например, определить, что такое антиномия. С другой стороны, можно попробовать себя и в другом амплуа - говорить, например, о себе как о представителе крупного родонистского движения, имеющего филиалы и отделения во многих городах, в то время как “движение” на самом деле состоит из трех человек, а “филиалы” - это всего лишь случайные корреспонденты, имевшие неосторожность “представителю” Движения написать.


Итоги 2

Интеллектуальные итоги всех этих полемических баталий ничтожны. Но есть и другие итоги, и они пугают всякого, кто над ними задумывается. Бесконечные ссоры и свары, пренебрежение в погоне за интеллектуальной победой нормами этики, постоянная атмосфера враждебности и подозрительности, воцарившаяся в итоге в родонистской среде - вот реальный итог работы форумов.


Постоянное вращение в подобной среде мало-помалу воздействует и на психику тех, кто оказался вовлеченным в “сражения” вокруг Розы Мира.


Типичный родонист - это вовсе не открытый всему доброму человек, как может показаться из книги Д. Андреева. Напротив, это глубоко индивидуалистическая личность, имеющая свое собственное мнение относительно того, как следует понимать книгу Д. Андреева. Считая свое мнение безусловно истинным, она пытается навязать его всем остальным. Но поскольку ее убеждений, как правило, никто больше не разделяет, она глубоко презирает всех остальных “недоумков”, неспособных проникнуть в подлинный смысл текстов “Розы Мира”, и, одновременно, втайне любуется своей глубокой просветленностью и провиденциальностью.


Постоянно третируя всех за глупость, она сама подвергается периодически аналогичному третированию. Поэтому для нее характерно подозрительно-враждебное отношение ко всем остальным родонистам, в которых она видит потенциально с ней “несогласных” врагов. И она обычно не упускает возможности отыграться на ком-либо за прошлые унижения, чтобы потешить свое ущемленное самолюбие. Любая инициатива на родонистских форумах наказуема, тот, кто выйдет за пределы очерченного Д. Андреевым, будет тут же с удовольствием покусан за “профанацию” и “искажение”, поскольку это удобный и приятный способ отыграться на ком-то за прошлые обиды, и способ совершенно беспроигрышный: ведь если чего-то в тексте Д. Андреева нет, это смело можно подвергать остракизму как “несоответствующее” светлому учению Розы Мира. Результатом такой позиции оказывается бесконечное блуждание внутри текста “Розы Мира” и полная неспособность воспринимать какие-либо иные идеи, не изложенные в нем.


Эта личность может не пренебрегать и грязными технологиями для того, чтобы утверждать свое влияние или продвигать свои идеи. И, наконец, эта личность глубоко одинокая и несчастная. Живя по принципу “войны всех против всех”, она видит вокруг только демонизированные хари, готовые ее сожрать. Какая уж тут Роза Мира… Какое уж тут братство…


Мировоззрение ее глубоко пессимистично, и она, как правило, не верит в возможность пришествия Розы Мира, считая, что демоны заполонили собой все и теперь можно только смаковать свое гордое одиночество и “просветленность”, презрительно осаживая тех, кто наивно думает иначе.


Так завершается падение через мысль.


ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ДЕГРАДАНС

Естественно, что подобная ситуация не могла не вызвать протеста у многих, кто видел в таком развитии событий явно отклонение от принципов, заложенных в книге Д. Андреева. Особенное возмущение “интеллектуальный деграданс” вызывал у тех, кто в силу своего темперамента и не тяготел к теоретическим изысканиям вокруг “Розы Мира”, а желал заниматься непосредственно какой-нибудь практической деятельностью, связанной с настоящим Добром, а не с бесконечными рассуждениями о нем. Корень Зла, как им представлялось, заключался в бесконечной “болтологии”, устроенной на форумах, и в отказе от реальных дел на благо Розы Мира и людей.


Одним из первых эту позицию озвучил ныне покойный П. Логош, и с тех пор именно к нему возводят себя все течения внутри родонизма, стремящиеся к активным действиям, а само “деятельное” направление за последние несколько лет стало довольно заметным в родонистском Интернете, значительно потеснив собой “интеллектуализм”. Однако роковым образом “деятели” не могут избежать тех же подводных камней, что служат причиной падения “теоретиков”, и разбиваются о них с той же регулярностью, что и их предшественники.


Планов наших громадье

Кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним … ?

Иисус из Назарета

Не потому ли именно такой человек взялся за такую задачу, что малый масштаб личности не давал ему понять ни грандиозности задачи, ни ее неосуществимости на той ступени культурного и религиозного развития?

Даниил Андреев

Деятели начинают с того, что пытаются восполнить самый существенный “недостаток” книги Д. Андреева - отсутствие в ней конкретных и четких указаний, что и как необходимо делать. Тем более что общие направления работы Розы Мира в последних главах своего труда Вестник наметил, и вроде бы не составляет особой проблемы перевести их в конкретную программу.


Здесь, однако, выясняется следующее. Роза Мира как универсальное учение будущего должна иметь отношение практически ко всем сферам жизни человека. Даже тот беглый набросок, который представлен в последней книге “Розы Мира”, демонстрирует, что влияние ее охватит экономику, политику, культуру, религию, социальную жизнь, педагогику… Поэтому попытки написать на этом основании какой-либо четкий план действий приводят к тому, что он сразу же приобретает все черты нездоровой гигантомании. Это заметно уже в Манифесте П. Логоша, но еще более выпукло наблюдается у его последователей. Читая развернутые описания задуманных ими преобразований, невольно вспоминаешь, что реальных и активных последователей Розы Мира на данный момент насчитываются десятки, тогда как реализация подобных проектов требует усилий десятков тысяч. С другой стороны, универсальность таких программ приводит к тому, что авторы их вынуждены писать о сферах, в которых они, скажем так, не слишком сильны в силу специфики своего образования. В самом деле, экономисту ли заниматься конкретными методами просветления животных? Агроному ли писать о педагогике? Все эти широкомасштабные проекты с самого начала грешат все той же расплывчатостью, неопределенностью, а временами и откровенной некорректностью, и потому оказываются мертворожденными.


Осознав это, деятели, вроде бы уже решительно порвавшие с традицией “интеллектуальной болтологии”, вынуждены делать первый существенный шаг назад. Этим шагом оказывается стремление сосредоточиться теперь уже не на всеобъемлющей работе по преобразованию целого мира, а на конкретном узком участке, при том хорошо знакомом, что позволило бы отказаться от маниловщины нереализуемых программ и заявлений. Тогда-то и начинают появляться на форумах призывы открывать приюты для домашних животных или очищать Павловский парк.


С одной стороны, это нельзя не приветствовать, действительно, подобная деятельность -безусловное благо, и если бы она развернулась, польза от нее была бы несомненной. Однако в большинстве случаев что-то все время мешает “деятелям” ею заняться.


Причина бездействия на этот раз заключается в том, что при таком подходе обнаруживается второй пренеприятный сюрприз для сторонников “реальных дел”. Практически всеми конкретными и узкими видами деятельности, которые могла бы предложить Роза Мира, уже кто-то профессионально занимается. Борьба за сохранение природы? Пожалуйста, вот Гринпис. Делами, а не словами доказывающая свою любовь к братьям нашим меньшим. Экуменизм? Трудно даже перечислить всех деятелей внутри христианских церквей, направлявших и направляющих свои усилия в этом направлении. Помощь обездоленным? Благотворительных организаций в мире существует огромное множество. Что, собственно, мог бы добавить родонизм (в том виде, в котором он существует сейчас) ко всем этим видам деятельности? Практически ничего. Более того, он оказывается чуть ли не помехой для тех, кто действительно “профессионально” помогает миру и людям. Ведь если ты любишь животных, и свою жизнь посвящаешь им, тебе уже некогда рассуждать об эонах и затомисах. И реальная благотворительная деятельность, если поглощает человека, уже не оставляет ему времени на размышления о монадах. Что касается экуменизма, то “Роза Мира” для него и вовсе откровенное препятствие, поскольку ему приходится искать компромиссы между традиционными конфессиями, и, естественно, на путях традиции, а “Роза Мира” со своими экстравагантными по меркам ортодоксии картинами иных миров только портит ему всю обедню.


Поэтому родонисты, пытающиеся заниматься практической деятельностью, проигрывают не отягченным мировоззренческим балластом “профессионалам” во всех отношениях. Тем более что “профессионалы”, как правило, - люди, увлеченные своим делом и любящие его, в отличие от сторонников Розы, занимающиеся тем же делом очень часто только потому, что “Даниил Андреев так сказал”. А рассудочная мотивация не с состоянии конкурировать с искренней любовью, более того, “конкретная” деятельность родонистов, рождающаяся искусственным образом из абстрактных рассуждений и книжных рекомендаций, обычно глохнет сама собой, не успев начаться.


Бывает, конечно, что человек со временем втягивается в то, что изначально было лишь “головной задумкой”, начиная испытывать настоящий интерес к своей работе. Но тогда, уходя в реальную деятельность, он сам становится “профессионалом” и более не интересуется мировоззренческими вопросами, представленными в “Розе Мира”. Он может оставаться родонистом, но центр его духовной жизни смещается в реальное дело, он живет им, а не Космосом Розы, и ему иной раз по несколько лет томик Даниила Андреева бывает некогда брать в руки. Да и зачем? Там ведь нет рецептов борьбы с птичьим гриппом и не найти в ней руководства по организации ночлежек для бездомных.


Старые грабли на новый лад

Начав заниматься подобными узкими видами деятельности, родонизм быстро осознает, что рискует полностью утратить самого себя в этой активной благотворительности. И впереди перед ним отчетливо начинает маячить мрачноватая перспектива стать всего лишь “охвостьем” более профессиональных течений и организаций. Не всех это, конечно, останавливает, и я искренне восхищаюсь людьми, которые отдают всю душу любимому делу, и реально творят то, что завещано нам Логосом. Однако платой за возможность “узкой” практики является фактический отказ от “всеобъемлющей” теории, от, собственно, Розы Мира, которой теперь заниматься и некогда, и незачем. И, осознав эту опасность, но желая сохранить связь с Розой, “деятели” вынуждены делать еще и еще шаги назад - выбирать из всех возможных только такие виды деятельности, которые непосредственно связаны с книгой Д. Андреева, как то: распространение и пропаганда сведений о нем, организация изучения его творчества, открытие новых родонистских сайтов, и так далее. Но теперь сторонники реальных дел уже вынуждены трудиться бок о бок с “теоретиками”, и единственное, что их отныне различает, это несколько большая активность “деятелей”, да их безразличие к “теоретизированию”.


Казалось, на этом тоже можно было бы остановиться, и, занимаясь важной и нужной работой популяризации наследия Д. Андреева, не участвовать при этом в полемических сражениях вокруг него. Очень многие так и делают, благоразумно оставаясь в стороне от яростного пламени форумных обсуждений. Однако в большинстве случаев “деятелям” не удается сохранять беспристрастный авторитет, и они мало-помалу вынуждены от него отказываться. И на это есть серьезные причины. Хорошо, можно до бесконечности тиражировать книгу Д. Андреева и открывать новые сайты. Но в любом случае неизбежно у читающих “Розу Мира” возникают все те же вопросы: а что ныне происходит в трансфизических слоях? А каково отношение родонизма к современной государственности? А как следует относиться к тем или иным деятелям культуры, науки? Без ответов на эти вопросы “Роза Мира” Д. Андреева обречена оставаться лишь литературным памятником середины XX века, постепенно теряющим свое значение и интересным только узкому кругу специалистов.


И угроза такого развития событий заставляет “деятелей” отвечать на те же вопросы, что и “теоретиков”. И они с грохотом проваливаются в ту же яму, что и их предшественники. Более того, грохота выходит, в силу активности “деятелей” иной раз даже куда больше… Если к примеру, “теоретики” ограничиваются лишь словесными перепалками с православной ортодоксией, то у “деятелей”, в силу их стремления к реальным организационным формам, стычки с Православием переходят в плоскость уже вполне осязаемого противостояния на почве борьбы, например, за возможность публичного проведения семинаров и лекций. И, соответственно, страсти здесь кипят еще сильнее.


Внутри самих себя “деятели” также никак не могут согласоваться, только теперь уже не в области мысли, а в области действия, и эта несогласованность - всего лишь отражение и повторение того хаоса, который царит у “теоретиков”. Что следует делать и куда направить силы? Что является более важным и необходимым? Мнения здесь самые различные, и разнобой мнений у “деятелей” в итоге дополняет и усиливает общую теоретическую сумятицу. Это в совокупности приводит к тому, что “деятельный” родонизм так и не может начать никакой реальной деятельности, в лучшем случае, она оборачивается разнонаправленными усилиями отдельных одиночек, не встречающими особой поддержки ни у кого. А в худшем случае эти усилия подвергаются жесточайшей критике со стороны своих же собратьев-“деятелей”, причем в отличие от “теоретиков”, “деятели” и критику проводят более резко, и средства торможения чужой активности применяют гораздо более эффективные.


Так “деятели” наступают на те же грабли, что и “теоретики”.


Несвятой союз с оккультизмом

Отойди от Меня, сатана, ибо написано: “Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи”.

Иисус из Назарета

Магия утилитарна и корыстна по самому своему существу.

Даниил Андреев

Существует, правда, еще один способ преодолеть описанные выше затруднения. Можно попытаться найти какие-то формы деятельности, которые родонизму в готовом виде предоставила бы иная, близкая ему мировоззренческая система. И первое, что естественным образом приходит на ум, - это опыт оккультизма, направления, внешне вроде бы не очень далеко отстоящего от “Розы Мира”.


Нынешние самозванные “апологеты” Православия, критикуя “Розу Мира”, достаточно часто обвиняют ее именно в оккультизме. Обвинение это, безусловно, глупое, чем бы ни считать “Розу Мира”, оккультной книгой она не является, и попытки навесить на нее такой ярлык свидетельствуют лишь о том, что ее критики в данном случае не понимают даже смысл слова “оккультизм”. Этот термин представляет собой общее обозначение учений, признающих существование скрытых духовных сил в космосе и человеке и возможность их использования для тех или иных целей людьми, прошедшими специальную подготовку. Оккультизм, таким образом, плавно смыкается с магией, которая и представляет собой “практическое” руководство по управлению данными силами. В плане мировоззрения оккультное сознание фактически противостоит религии, которая, конечно, тоже признает существование духовных и сверхъестественных сил, но при этом считает своей целью обратное: согласование воли человека с волей высших существ и, в конечном итоге, сознательное признание человеком верховной воли Бога.


Исходя из вышесказанного очевидно, что для Д. Андреева характерно религиозное сознание, а не оккультное. Мир, описываемый им, создан и творится высшими иерархиями, и задача человека - сотворчествовать им, а не пытаться утвердить свою власть над демонами, чтобы те служили у него на посылках. Магические и оккультные практики в “Розе Мира” несколько раз характеризуются как тупиковые, а в черновиках, не вошедших в основной текст, Е. Блаватская и Р. Штейнер прямо осуждаются.


Однако оккультизм еще и тем отличается от классических религий, что, выступая в роли “науки”, подражает ее умению обогащаться, в данном случае - за счет “сторонних” источников. Именно поэтому оккультизм с легкостью впитывает в себя самые разные концепции, выворачивая их наизнанку с целью поиска ключа “к управлению” духовными энергиями. В этом плане ему абсолютно безразлично, на каком материале произрастать и базироваться, и известны оккультные секты и на основе восточных религий, и на основе христианства, и на основе первобытного шаманства, и даже на основе отдельных достижений науки. Собственно, как говорилось выше, сам оккультизм достаточно часто и маскируется под некую разновидность науки, только о духовных сферах.


Поэтому он, в принципе, может использовать и тексты Даниила Андреева, поскольку, по большому счету, он может использовать вообще все, что угодно. В сочетании с отсутствием в “Розе Мира” какой-либо конкретной программы действий, это порождает соблазн связать воедино тексты Д. Андреева и оккультные практики, несмотря на однозначное осуждение Вестником магии.


К чести родонистов, подавляющее большинство из них поняло Даниила Андреева совершенно правильно, и сознательно сторонится какого бы то ни было оккультизма. Однако известны случаи, когда в погоне за деятельностью отдельные сторонники Д. Андреева становились членами полуэзотерических кружков и организаций. История одного из таких сообществ прекрасно описана в книге Я. Завацкой “Черная книга, или Приключения блудного оккультиста” (http://zhurnal.lib.ru/z/zawackaja_j_j/istoria.shtml).


Я не стану здесь специально останавливаться на “оккультном” деградансе, книга Я. Завацкой рисует его во всех красках более чем подробно. Однако все же хочу сделать несколько замечаний. Во-первых, на пути слияния оккультизма и родонизма последний столь же однозначно и бесповоротно растворяется в первом, как растворяется он и в активной благотворительности. Сама Я. Завацкая считает себя почему-то бывшей сторонницей “Розы Мира” (видимо, потому что так называлось их оккультное общество). Однако самый беглый взгляд на мировоззрение ее бывшего кружка показывает, что мы здесь имеем дело с чистой воды оккультизмом, источниками которого, в гораздо большей степени, чем книга Даниила Андреева, являлись Православие (православным считал себя лидер этой группы), учение Анастасии, антропософия Р. Штейнера, и еще масса всевозможных мировоззренческих систем, от восточного буддизма до древнего европейского язычества, смешанные в одном большом котле. Эклектизм - характерная черта оккультного мировоззрения, и Даниил Андреев вовсе не пользуется в нем какими-то особыми привилегиями и не является для него “закваской”, оставаясь лишь подсобным сырьем наряду со всем прочим.


Во-вторых, оккультизм сам по себе является тупиковым путем духовного развития, хотя, как показывает опыт, для многих он оказывается неизбежным этапом личностного становления. Книга Я. Завацкой - прекрасная тому иллюстрация. И попытки повернуть родонизм на путь оккультного развития с неизбежностью приводят к тому, чем и оканчивается ее рассказ: моральным и организационным крахом.


Итоги 3: бег по кругу

Осознав, что ситуация с точностью начинает повторять уже однажды сыгранный “теоретиками” расклад, “деятели” предпринимают последнюю попытку исправить положение. Видя, как все их усилия что-либо сделать разбиваются о взаимное недоверие, внутренние разногласия и разнонаправленность устремлений, они провозглашают теперь достижение единства своей главной целью. Установление дружеских отношений, прекращение конфликтов и трений - вот что отныне заботит их, а само установление “сердечного согласия” теперь рассматривается как первая предпосылка для дальнейшего движения вперед, к более серьезным целям и задачам. Сначала Единство, потом все остальное, так можно сформулировать последний лозунг, который еще остается у “деятелей” после всех совершенных ими “ста шагов назад”.


Но каким способом они могли бы достичь подобного единства? Ни общность мыслей, ни общность взглядов не вводятся директивным путем. Понимая это, “деятели” и не пытаются на самом деле их установить. То, к чему они теперь стремятся, - это единство внешнее, основанное на простой элиминации опасных тем, которые способны выявить и зафиксировать разногласия. Проще говоря, все, что может вызвать острые дискуссии, просто-напросто начинает “гаситься” и “убираться” с форумов при помощи административного вмешательства.


Существуют разногласия по поводу нынешней ситуации в Друккарге? - Закроем эту тему!


Отдельные места в “Розе Мира” вызывают раздражение ортодоксии? - Не будем их обсуждать!


Возникли разные мнения по поводу ситуации на Украине? - Призовем всех к порядку и перестанем обращать на нее внимание.


Ну а если кто-то не согласен, то его всегда можно чисто силовым методом с форума устранить. Тихая полицейская дубинка как способ наведения вселенской гармонии - вот последнее изобретение “деятелей”, впрочем, позаимствованное ими у “теоретиков”.


На первых порах кажется, что такая тактика приносит свои плоды, действительно, работая на подобных принципах, родонистские форумы какое-то время достаточно стабильно демонстрируют более спокойную атмосферу и отсутствие острых конфликтов.


Но платой за это смягчение напряженности теперь оказывается полная бесплодность во всем, что касается реального обсуждения интересных идей и мнений. Когда ничего нельзя говорить из опасения, что это кому-то не понравится, коэффициент полезного действия в таком общении начинает стремиться к нулю. Стойкая боязнь сделать резкий шаг, способный вызвать чье-либо раздражение (а особенно - раздражение модератора или тех, кого заткнуть все равно не удается, например, представителей ортодоксии), приводит к тому, что “деятели”, достигнув единства, теперь не в состоянии вообще куда-либо двигаться.


К тому же модераторы, принимающие решение об удалении тех или иных тем и сообщений, на самом деле не отличаются беспристрастностью. Даже если они и провозглашают своей целью всего лишь “смягчение напряженности”, на практике удаляются в первую очередь те постинги, которые противоречат генеральной линии данного форума. В итоге он мало-помалу отчетливо (вопреки провозглашенному замыслу) приобретает определенную “направленность”, и оспаривать ее категорически не рекомендуется. Форумные диалоги сменяются постепенно душевными монологами хозяев данного ресурса, критиковать которые никто уже и не решается под угрозой применения виртуальных репрессий. И хотя эти монологи и призывают обычно смело двинуться в светлое будущее, зашуганный народ безмолвствует, не желая следовать в исподволь указанном ему направлении.


Видя подобное тупиковое развитие событий, модераторы начинают ослаблять жесткое администрирование, но ситуация тут же возвращается к исходной точке: замаскированные ранее противоречия, как выясняется, никуда не исчезли и при первом же удобном случае дают о себе знать. Форумы вновь взрываются скандалами и трениями. Достигнутое единение оказывается фикцией, очередной маской, которую демонстрировали посторонним, чтобы всех убедить, “как у нас все хорошо”.


В итоге “деятели” бесконечно качаются между двумя альтернативами, обжигаясь то об одну, то о другую. Введение полной свободы на форумах влечет за собой буйство темных эмоций, всплески агрессивности и вражды, бесконечные столкновения и пререкания. Строгое администрирование, призванное навести спокойствие, оборачивается постепенно спокойствием кладбища - доминирует мнение модератора, с которым никто не имеет права спорить, дабы не быть изгнанным “за нарушение правил форума”. Такие виртуальные площадки со временем оказываются местом, где вещает какой-нибудь один “идеолог”, и откуда все мало-помалу сбегают, когда подобное вещание окончательно набивает оскомину.


Таким образом, попытки противопоставить “деятельность” “бесплодным дискуссиям” не приводят, по большому счету, ни к чему. Никакой деятельности “деятелям” начать не удается, а если она и начинается, то уводит их очень далеко в сторону от собственно “Розы Мира” Даниила Андреева.


ФИНАЛ. ТОРЖЕСТВО ОРТОДОКСИИ

Очевидно, что для любого человека, который действительно стремится либо реально помогать людям, либо к нравственному самосовершенствованию, все это долго продолжаться не может. Деятельность в рамках родонистских сообществ скорее разрушает личность, нежели способствует ее духовному просветлению. Еще хуже приходится тем, кто действительно остро нуждается в помощи и любви, но находит на родонистских форумах лишь бесконечные скандалы и борьбу самолюбий.


Достаточно быстро участники родонистских сообществ начинают это осознавать. Первое поколение интернет-родонистов давно уже сошло со сцены, убедившись во вредности и бесплодности всего того, что делается на виртуальных просторах во имя Розы Мира.


В большинстве случаев потребность в настоящем приобщении к Богу уводит былых сторонников интеррелигии дальше, к традиционным конфессиям, с их отработанными методами воздействия на человеческий дух, с консервативными, но надежными правилами. В лоне ортодоксальных религий они обретают то, чего не смогли найти в “Розе Мира” Д. Андреева. Более того, именно эти люди пополняют в большинстве случаев ряды противников Розы Мира, - испытав глубокое разочарование в ее возможностях, они считают своим долгом отныне бороться с ней и “разоблачать” ее всеми доступными им методами. Именно жизненный путь таких людей оказывается одним из главных козырей ортодоксии в ее войне с книгой Даниила Андреева, поскольку что может быть убедительнее исповеди “грешников”, кающихся в своих былых пристрастиях к “пагубной ереси”? А когда таких грешников набирается с десяток, их хор начинает победно звучать на форуме о. Андрея Кураева, врывается оглушающим ревом в и без того расстроенное, диссонирующее звучание родонистских форумов и усугубляет те негативные явления, о которых говорилось выше.


Некоторым удается избежать такого глубокого кризиса в мировоззрении, но и тогда на активности в Рунете ставится крест. Человек в этом случае уходит в личную деятельность, связанную со своим собственным конкретным долженствованием, но, сохраняя свои родонистские убеждения, не высказывает их более публично и не поддерживает связей со своими былыми “соратниками” по общению.


Увлечение Розой Мира часто оказывается поэтому лишь небольшим эпизодом в движении людей к подлинной духовности. И ортодоксия может совершенно не беспокоиться насчет возможной конкуренции со стороны последователей Розы Мира, - численность их фактически не растет, поскольку обращение в родонизм вполне уравновешивается отходом от него в сторону традиционных конфессий.


ЭПИЛОГ. ПСЕВДОТОРЖЕСТВО ОРТОДОКСИИ

Я есмь лоза, а вы - ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.

Иисус из Назарета

Роза Мира - грядущая всехристианская церковь последних веков…

Даниил Андреев

Свою работу мне хотелось бы завершить выводом, который может показаться несколько неожиданным. На протяжении всей статьи я достаточно подробно описывал несостоятельность современного родонизма, и, по возможности, причины этой несостоятельности. Однако все вышеизложенное - вовсе не призыв вернуться в лоно традиционных конфессий и на этом успокоиться. Хотя я считаю, что в нынешних условиях для многих из тех, кто считает себя приверженцами книги Даниила Андреева, - это наилучший выход, и я искренне обрадуюсь, если узнаю, что кто-то именно в ортодоксии нашел все то, чего ему не хватало в Розе Мира.


Однако работа эта написана для другого. Любая мировоззренческая система только тогда жизнеспособна, когда она обладает силами для собственного развития и обновления. А развитие невозможно без самокритики, без выявления того, что нуждается в коренном преобразовании. Нынешнее состояние дел вокруг Розы Мира совершенно неудовлетворительно, и моя задача заключалась в том, чтобы на эту неудовлетворительность указать.


На мой взгляд, причина всех неудач кроется в том, что книга Д. Андреева рассматривается сама по себе, без связи с той традицией, которая ее породила, и развитием которой она является. Я имею в виду христианство. Сам Даниил Андреев неоднократно указывал на то, что будущая интеррелигия может быть только христианской, и в данном ракурсе и должна рассматриваться его книга. Но именно это упорно не замечают ни сторонники, ни противники Д. Андреева, рассматривая “Розу Мира” изолированно, саму по себе. Первые - потому что признание Розы Мира христианством накладывает на них определенные религиозные и нравственные обязательства, которые они не желали и не желают в большинстве случаев исполнять. Молитвенная и религиозная жизнь, высокоэтичное поведение, развитие в себе лучших качеств, подчинение самого себя замыслу Бога, - все это кажется и “деятелям”, и “теоретикам” слишком обременительным, скандальным, противоречащим “духу современного мира”, враждебного религии. Гораздо проще и естественней бесконечно спорить, или витать в сладких грезах о будущей какой-то великой деятельности, которая вот-вот должна начаться, но все никак почему-то не начинается. Однако единственную деятельность, которая доступна всем, и которая находится у всех на виду, они не замечают, потому что она требует и мужества, и решительности, и преодоления самих себя, а многие нынешние поклонники Розы Мира желали бы обойтись без этих качеств. Одни из них хотели бы въехать, по выражению одного из русских подвижников, “прямо с перины да в рай”, другие настроены “жить своим умом”, делая то, что им вздумается, и творя такое “добро”, какое им хочется. Только въехать в рай с перины не получается, а самодеятельное “добро” к добру не приводит, вот и приходится то спорить ни о чем, то бестолково таскать туда-сюда кирпичи в припадке жажды деятельности, надеясь, что это каким-то образом приблизит Царствие Божие в виде механического соединения “учений правой руки”.


Противники же Розы Мира вполне сознательно отрывают ее от Христа, и внушают это самим родонистам с тем, чтобы ослабить их, и сделать потом “добычей” традиционных религий в тот момент, когда жизнь без Бога-Сына станет для них невыносимой. Тогда, разочаровавшиеся в книге Д. Андреева, они вынуждены будут обратиться к кому-то, кто связь с Логосом никогда и не терял. Это умелый тактический ход, который иногда срабатывает по невежеству многих из тех, кто искренне доверят Розе Мира. Но, поверив хитроумным критикам и отвернувшись от христианства, родонисты остаются всего лишь со “справочником по Шаданакару”, который, естественно, не конкурент Евангелиям и всей христианской традиции, поскольку подразумевает свое с ними единство, а не замещение их собой. И, отчаявшись достичь Бога с одним этим справочником, они торжественно от него отказываются и возвращаются в объятия ликующей ортодоксии.


Но Роза Мира и Христос - не конкуренты, и не соперники. Все, что происходит в Шаданакаре светлого, происходит по велению и замыслу Логоса. Те, кто желают действительно служить Добру, не могут не обращать свои взоры к Тому, Кто и является для нас Верховным Представителем Добра. И если рождение Розы Мира - Его замысел, замысел Христа, то кем же должны быть ее создатели, как не христианами? Да, это неортодоксальное христианство, вышедшее за рамки привычных догматов традиционных конфессий, но именно в неортодоксальности и будет его сила, ибо двигаться вперед, к Богу, можно только отбрасывая шелуху своих старых, “детских” представлений о нем.


Роза Мира может придти только как христианство, ибо сила ее - от Христа.


И если родонисты забудут об этом, то их ждет скорый и бесславный конец, и даже памяти о них не останется в мире, в котором один только Бог дарует Вечность и Славу, и дарует лишь тем, кто любит Его и служит Ему.


Ноябрь 2004 - март 2005

Песнь Гана. Послесловие к "Бремени Розы"

- То говорит Ган, - продолжил Джейк, - голосом кан-калах, которых иногда называют ангелами. Ган противостоит кан-той; веселым сердцем безвинного он противостоит Алому Королю и самой Дискордии.

Стивен Кинг. Песнь Сюзанны

Прежде всего в этом небольшом послесловии мне хотелось бы поблагодарить всех читателей этой работы, благосклонно настроенных по отношению к ней. Болезненность многих тем, затронутых в "Бремени Розы", заставляла меня предполагать, что моей статье будет оказан довольно холодный прием в родонистской среде. Однако обилие положительных откликов на нее подводит меня к мысли о том, что вопросы, разбираемые в ней, актуальны для многих, и выводы, которые я излагаю, не являются только моими личными выкладками, поскольку аналогичные мысли посещают не меня одного.


Теперь о том, что заставило меня написать данное послесловие. Несмотря на то, что у каждого читателя этой работы свой собственный взгляд на нее, есть одно замечание, которое, варьируясь, повторяется довольно часто даже у тех, кому статья в целом понравилась. Это замечание касается ее чрезмерно критического характера, не уравновешенного никакой положительной программой. Отсутствие четких указаний на то, в каком направлении необходимо двигаться, придает "Бремени", как кажется многим, чрезмерно разрушительную направленность, и вызывает только настроения пессимизма и разочарования.


Если честно, то меня это замечание удивило. И в "Притче о Розе", и в "Эпилоге", как мне казалось, я достаточно четко определил, что, собственно, я считаю тем лекарством, которое необходимо применять для лечения описанных болезней. Однако по некотором размышлении, я подумал, что, возможно, мои критики в чем-то правы. Есть вещи, которые христианам кажутся настолько очевидными и банальными, что они как-то забывают о том, что христианство - не слишком популярное в наше время мировоззрение, понятное далеко не всем. Многое из того, что само собой разумеется для тех, кто живет внутри него, довольно неочевидно для тех, кто созерцает его снаружи. Поэтому я возьму на себя смелость изложить здесь нечто вроде той "положительной программы", которую не увидели в "Бремени Розы", однако сразу же буду вынужден оговорить два важных момента.


Во-первых, для людей искренне и глубоко верующих я ничего нового не скажу, и заранее приношу по этому поводу свои извинения.


Во-вторых, напрасно было бы ждать от меня и в этом послесловии четкой расписанной программы действий, что, как, кому и в какой последовательности делать. Смехотворности таких программ посвящена вся третья часть "Бремени Розы", и было бы забавно, если бы я, раскритиковав основные принципы подобного "программотворчества", сам тут же им бы и занялся. То, что последует ниже, в некотором смысле вообще нельзя назвать программой, однако я надеюсь, что данный текст все-таки продемонстрирует, что никакого пессимизма в моей позиции нет, и если я и не вижу перспектив у некоторых направлений деятельности в рамках родонизма, то это вовсе не означает, что я не верю в рождение Розы Мира.


Если пытаться искать какие-то образы, наиболее ярко отражающие суть религиозного взгляда на мир, то, наверное, нет ничего лучше использованного Дж. Р. Р. Толкином в "Сильмариллионе" образа огромного хора-оркестра, возглавляемого Богом-Дирижером. В конце концов, все наши действия имеют окраску и звучание, отдаются в мироздании многоголосым эхом, вплетаются в огромную симфонию, имя которой Вселенная. Каждая воля, каждое самостоятельно действующее существо - неповторимый инструмент, обладающий своим тембром и звучанием, созданный ради какого-то особого, неповторимого назначения. Однако проблема в том, что, подобно музыкантом в обычном оркестре, инструменты эти также наделены свободой воли. Они могут исполнять разные партии и разные мелодии и часто сами решают, что и как им играть. В конце концов, любой музыкант в любой момент времени может заявить, что ему надоело играть то, что ему предписано партитурой, и вместо назначенной ему мелодии исполнить, например, "В лесу родилась елочка".


Собственно, это и есть основная причина и отсутствия гармонии во Вселенной, и того явления, которое в рамках христианского сознания получило названия Зла. Проблема эта нас интересует в данный момент только в одном аспекте: попытки создать "Розу Мира" здесь и сейчас - это и есть попытки некоторых инструментов играть не предназначенную им партию в оркестре. Современный хор родонистов представляет собой, в сущности, набор барабанов, каждый из которых стремится исполнить партию первой скрипки. В итоге получается и смешно, и грустно. Происходит же это оттого, что почти всем им очень хочется этими первыми скрипками быть, и они не могут допустить, чтобы кто-то, кроме них, сыграл эту роль. Свои желания они отождествляют со своим предназначением, однако желаемое под влиянием гордости и самолюбия - не назначенное Богом долженствование, а попытки быть тем, чем не являешься, ни к чему хорошему не приводят. Отсутствие смирения оборачивается еще и тем, что родонисты все время забывают о том, что Роза Мира - дело не человеческих рук, а высших сил, и действовать без их санкции и инвольтации, - все равно что пытаться на утлой парусной лодке переплыть мировой океан при полном штиле.


Отсюда тот единственный рецепт, который можно предложить, - не пытаться быть, чем не являешься, и не делать того, чего тебя делать не просили. У каждого человека есть то, что Д. Андреев называет долженствованием, и это долженствование вовсе необязательно связано со строительством Розы Мира. Когда я восхищаюсь теми людьми, которые от текстов Д. Андреева ушли в конкретную и узкую деятельность, я как раз восхищаюсь тем, что они сумели правильно услышать тот единственный Голос, который и указывает каждому инструменту, что и когда ему играть. Исполняя свою собственную, единственную и неповторимую партию, они вплетают свой голос в мировую гармонию, делают то, для чего и были предназначены, и испытывают ни с чем несравнимое счастье, даже если оно никакого отношения к книге Д. Андреева не имеет. В конце концов, Роза Мира в некотором смысле и есть весь мир, вся мировая гармония, созданная Творцом, песнь Гана, как сказал бы Стивен Кинг, и так ли уж важно, происходит ли соединение с этой гармонией через книгу Д. Андреева, или каким-то иным способом?


Понять же свое предназначение в мире можно только через обращение к Богу, через смирение и через отречение от честолюбивых замыслов. Отбрасывая "я хочу", человек склоняется перед Богом и спрашивает его: "Чего хочешь Ты и какова Твоя Воля относительно меня?" Отдавая себя Единому, человек воссоединяется с Тем, Кто является источником не только Радости, но и всякого Существования, и, потеряв свою душу, внезапно обретает весь мир. Отныне он восхищается не красотой своих деяний и не своим величием, он восхищается красотой мирового целого и служит ему, усиливая его своими знаниями и способностями.


Я понимаю, что у некоторых читателей изложенный в "Бремени Розы" материал действительно вызывает пессимизм. Они искренне считали себя Наполеонами от Розы Мира, и уже начали соответствующим образом себя вести, и вдруг стало выясняться, что это не так. Теперь они подобно капризным детям, стучат ногами по полу и требуют снова считать их Наполеонами. Счастье для них - это когда ими восхищаются, когда их авторитет, мудрость и глубину безоговорочно признают, несчастье - когда этого не делают. Каждый из них считает, что "Роза Мира - это я", и когда выясняется, что это не так, уныние и расстройство, которые их охватывают, неописуемы. Поэтому они требуют, чтобы я замолчал, в надежде, что если их по-прежнему будут считать "великими деятелями", то они как-нибудь незаметно в этих великих деятелей и превратятся.


Конечно, можно сколько угодно и дальше пребывать в сладких грезах относительно собственного несравненного величия, оберегая себя от неприятной правды. Некоторые люди просто обожают подменять свое действительное становление фантазиями о собственной гениальности и значимости, а потому ненавидят всякого, кто разрушает придуманный ими мирок и показывает им в зеркале их подлинное отражение. Но таким людям я могу только посочувствовать, - даже если им и удается на какое-то время встать в страусиную позицию и закрыть глаза на реальность, реальность рано или поздно грубыми пинками напоминает им о себе.


Подлинное долженствование человек может обрести только через честность с самим собой. Только так он может найти то служение, ради которого и создан. Формы такого служения неисчислимы, но у всех, кто приобщился к нему, есть общая черта: они стали частью Розы, настоящей Розы, а не тех упадочных кружков и Движений, что бесконечно грызут друг друга на просторах родонистского Рунета, выдавая себя то за самых умных, то за самых деятельных, то за самых прогрессивных, то за самых розовых, то еще за каких-нибудь самых-самых.


И при этом все они никак не могут понять, что Роза давно есть, что она давно цветет, и достаточно лишь обернуться, чтобы увидеть огромный золотой цветок мироздания, поющий неизреченную хвалу Творцу Миров и Вселенной.


Июль 2005 г.



Главная | Мои работы ]

© Денис Наблюдатель 2005, All Rights Reserved.



Сайт создан в системе uCoz