Эпироза. Зачин

Денис Наблюдатель

Эпироза

Зачин

Эта книга задумана как некое дополнение и продолжение «Розы Мира» Даниила Андреева, но она ни в коей мере не претендует на то, чтобы быть чем-то большим, чем простой попыткой использовать сообщенное Вестником для анализа событий истории второй половины XX – начала XXI века. Она есть плод личного осмысления, и, разумеется, не является результатом метаисторического озарения. Однако соотнесение открывшегося Д. Андрееву с реальным историческим опытом было постоянной и неотъемлемой частью его метода, и мы, используя его откровение, можем воспользоваться тем же приемом, чтобы нарисовать картину современных метаисторических процессов.


Результат, разумеется, носит предположительный характер, это всего лишь личное видение метаистории, окрашенное оттенками, свойственными моему сознанию, и оно, разумеется, может не совпадать ни с другими взглядами на нее, ни, тем более, с реальным положением дел.


Первый раз я пытался написать нечто подобное совсем молодым человеком, только что ознакомившись с «Розой Мира». Этот черновой набросок не сохранился, наверное, к лучшему — слишком наивным и незрелым он был. Затем я долгое время крайне скептично относился к подобным попыткам, и своим, и чужим, поскольку достоверность полученного результата всегда оказывалась более чем сомнительной. Однако ныне я придерживаюсь иной точки зрения — даже такая предположительная реконструкция метаистории все же нужна для осмысления текущих метаисторических процессов, пусть даже в неточной и предположительной форме.


Создавая «Эпирозу», я постоянно вспоминал историков древности и удивлялся, насколько положение любого современного метаисторика схоже с их положением. Античные историки также работали в условиях острого дефицита свидетельств и материалов. Они по крупицам собирали свидетельства и факты, предположения и воспоминания, даже вымыслы, легенды и мифы. У них также не было возможности многое проверить. Нехватку «фактов» они восполняли работой воображения, психологической реконструкцией, интуицией и размышлениями. К тому же они не были «учеными-позитивистами», а потому история была неотделима для них от литературного творчества или нравственных уроков. В результате они создавали великолепные произведения, где литература, история и философия сливались в нерасторжимое целое, и именно из этих памятников ныне мы черпаем почти все наши знания об Античности, нисколько не страдая оттого, что эти памятники «ненаучны» в современном смысле этого слова. Ведь через эти памятники мы ощущаем больше, чем могла бы нам дать самая подробная фактография или беспристрастно строгая теория, мы ощущаем сам дух эпохи.


Также поступает и метаисторик, для которого закрыт «научный» подход, но который вполне способен двигаться путем древних историков, полагаясь на размышления, интуицию, этику, мудрость в надежде пусть не воссоздать точную копию метаисторических событий, но уловить хотя бы отчасти их глубинный смысл.


Первым и главным метаисториком, примером и образцом для подражания для нас всегда остается Даниил Андреев, превзойти которого невозможно тому, у кого нет дара вестничества. Но все великие историки древности обладали подражателями и продолжателями, которые, не обладая талантами предшественников, все-таки честно пытались восполнить пробелы в их повествовании, если оно обрывалось и оставалось незаконченным. Можно вспомнить Посидония, продолжившего «Историю» Полибия, или Агафия, начавшего свой труд с даты, где обрывается повествование великого Прокопия Кесарийского. Аналогично должен действовать и метаисторик, восполняя отсутствующее в «Розе Мира».


Отсюда и название данной книги — греческий предлог «эпи» означает непосредственное следование за чем-то, прибавление к чему-то, а также зависимость и подчиненность, даже вторичность, что, на наш взгляд, очень точно выражает сущность данной работы.


К сожалению, для анализа любому продолжателю доступен в основном исторический процесс, а он, главным образом, есть отражение деятельности уицраоров. Давать ему какую-то метаисторическую интерпретацию достаточно легко, но это всегда будет рассказ в основном о демонах государственности. Что касается Провидения, то понять его намного сложнее. Смягчение нравов, духовное делание, изменение ценностных установок, возрастание любви и жажды высшего происходят незаметно и ни в каких громких событиях себя не обнаруживают. Становятся очевидными они лишь спустя десятилетия. Кроме того, в отличие от демонов государственности, Провидение, по слову Логоса "творит новое", оно создает нечто, превышающее то, к чему мы привыкли, и опознать, как и осознать это новое и высшее удается далеко не всегда.


Тем не менее, можно и нужно пытаться понимать не только действия примитивных хищных сущностей, но и замыслы высших сил, их вклад в общее движение человечества, цели и пути, по которым они нас ведут. Это невероятно трудная, но гораздо более значимая задача, чем описание драк и потасовок на трансифизической изнанке мира, и настоящий метаисторик должен стремиться именно к ее решению.


И тогда метаисторическое познание (как когда-то опыт исторический) сможет постепенно продвигаться вперед даже без вестников, пусть на ощупь, спотыкаясь и блуждая. Но через коллективный опыт, через собственное взросление метаисторика, который будет все глубже осознавать невидимую истину, оно шаг за шагом приблизится к правильному видению метаисторических процессов.


Конечно, когда придет новый Вестник, все бледные наброски, что здесь представлены, утратят всякий смысл. Но до тех пор они должны и будут служить нам чем-то вроде свечи во мраке, — горящей, пока не взойдет солнце.





Главная | Мои работы ]

© Денис Наблюдатель 2017, All Rights Reserved.