Родонизм между прошлым и будущим: состояние и перспективы

Денис Наблюдатель

Родонизм между прошлым и будущим: состояние и перспективы

У нас все плохо?

Довольно часто приходится слышать, что зрелище современного родонизма, открывающееся взору любого постороннего наблюдателя, просто удручает. Последователей Даниила Андреева крайне мало, больше половины из них его последователями на самом деле не являются и никогда не являлись. Немногие сайты, посвященные «Розе Мира», находятся между собой в состоянии затяжной хронической войны, периодически обостряющейся. То тут, то там демагоги, несущие невероятную чушь, но явно считающие себя провиденциальными личностями, создают вокруг себя небольшие группки преданных лично им последователей. При этом самозваные вожди не устают порочить всех, с ними не согласных, объявляя своих противников марионетками демонов-кукловодов. Напрашивается печальный вывод, что годы, прошедшие со дня публикации «Розы Мира», были потрачены впустую, а возможности, открывшиеся с момента появления Интернета, были использованы только для бесконечных разборок и выяснения отношений. Кажется, что более двадцати лет в родонистском мире как ничего существенного не происходило, так и не происходит.


Тем не менее, это совершенно неверное представление, порожденное либо разочарованием в той скорости, с которой идут наблюдаемые нами процессы, либо непониманием того, как зарождаются и начинают свое восхождение все новые религии и мировоззренческие системы.


Эти два десятилетия принесли нам не только разочарования, но и ощутимые успехи. Более того, я рискну утверждать, что все идет, как ему и положено идти, скорее всего, в полном соответствии с замыслами Провидения, и нет не только никаких оснований думать, что «Роза Мира» не удалась, но, напротив, мы можем отметить несомненный прогресс как раз именно в области размежевания между сторонниками различных способов ее понимания.


О пользе расколов

Данное утверждение, конечно, может показаться более чем странным. Если цель Розы Мира — объединение всех светлых учений и религий, то почему расколы и распад единого родонистского пространства рассматриваются нами как несомненное благо? Что хорошего в войне всех против всех, являющейся по определению состоянием, обратным устремлениям Розы Мира?


Однако это утверждение вовсе не покажется странным тому, кто знаком с основами эпистемологии, историей науки или историей религии. Одной из закономерностей развития человеческой мысли как раз и является то, что при появлении новых научных дисциплин (равно как и при появлении новых значительных религий) внутри них сразу же возникает множество взаимоисключающих моделей, концепций или парадигм (точнее, протопарадигм), ведущих между собой острую конкурентную борьбу. Ведь новая религия или новая наука резко расширяют возможное пространство действий человеческого разума и воли, они подобны вновь открытой земле, необитаемому острову, история которого еще не написана. Что возникнет на этой земле, кто и как здесь будет строить? Это и решается в ходе ожесточенных дискуссий первооткрывателей: богословов ли, спорящих о природе Христа, химиков ли, спорящих о природе флогистона. Ведь впоследствии только одному из множества предлагаемых проектов и замыслов суждено добиться успеха и стать ведущим в этой новой области духовной деятельности, и он неизбежно оттеснит на периферию все остальные как нежизнеспособные, ложные или неудачные.


Бесконечные споры, ведущиеся в родонистской среде, столь же естественны, как споры ранних христиан или столь же ранних физиков-ученых. Да, «Роза Мира» есть некий проект всемирного духовного единения. Но это значит, что в среде ее последователей неизбежно должны были столкнуться и сразу же столкнулись различные видения того, какими путями это объединение должно осуществляться. И объединиться между собой эти видения, разумеется, не могут, потому что сами принципы объединения, которые они предлагают, несовместимы между собой и непримиримы.


Итогом десятилетия стало то, что все, наконец, определись, кто и какой именно Розы хочет, какого рода объединительные проекты кому близки. Мы избавились в значительной степени от непонимания: почти все маски, к счастью, сброшены, и на смену наивно розовому желанию немедленно со всеми обняться пришло осознание того, что смысл в объятия все вкладывают разный.


Поскольку этот длительный период размежевания очевидно близится к концу, мы в самых общих чертах уже можем подвести его итоги, обозначив основных игроков, присутствующих на родонистском поле.


Семь Роз

Очень условно можно выделить приблизительно семь проектов, претендующих на статус «настоящей» Розы Мира.


1) Ортодоксальное направление, нацеленное на развитие объединительных процессов среди светлых учений в соответствии с идеями, изложенными в книге Даниила Андреева, и только в соответствии с ними.


2) Националистическая Роза, под видом Розы Мира проповедующая национализм, державность, шовинизм и весь комплекс национально-государственных чувств, описанный Даниилом Андреевым.


3) Анархо-либеральное направление, которое вместо Розы Мира пропагандирует ценности западной либеральной культуры и видит Розу Мира как некий дискуссионный клуб, открытый «для всех».


4) Буддийская Роза Мира, которая на практике проповедует обычный буддизм, и для которой любое учение – лишь еще один способ манифестации буддийских ценностей и мировоззрения.


5) Оккультно-эзотерическая Роза Мира, представляющая собой невнятную смесь теософии, антропософии, Агни Йоги, хиромантии, магии и прочих околодуховных учений типа «Нью Эйдж».


6) Культуртрегерская элитарная «Роза», позиционирующая себя как некое закрытое пространство, где высокообразованные интеллектуалы вкушают плоды творчества «не-для-средних-умов» или наслаждаются интересными для них (и только для них) явлениями культурной жизни.


7) Демагогическая Роза, не имеющая четкой идейной платформы. Здесь ведущей объединительной фигурой является Демагог, устанавливающий личные связи с адептами и поддерживающий это объединение силой своей личной харизмы.


* * *

Каждое из этих направлений не просто предлагает свой подход к «объединению», даже цели этого объединения у них разные. Так, для ортодоксального направления цель – богосотворчество и совместное просветление мира, для буддизма – поглощение всех учений буддийским мировидением с целью итогового освобождения и растворения в пустоте, для демагогов – создание организации под их руководством для удовлетворения их амбиций и т.д. Отметим также, что выделенные типы являются своего рода идеальными моделями, а на практике мы видим их скрещение и всевозможное переплетение как в двух, так и в трех вариантах. Мы видим, что национал-Роза может маскироваться под ее ортодоксальный вариант, мы видим, что буддизм, анархизм и культуртрегерство прекрасно сочетаются как между собой, так и с демагогической риторикой, и т. д.


Подробный анализ возможностей каждого из названных типов не входит в задачи данной работы, но вкратце необходимо указать на следующее.


За исключением первого типа, ни один из них не способен к сколько-нибудь значительному росту и полноценной объединяющей деятельности. Более того, нельзя их даже считать вариантами развития учения Даниила Андреева – на самом деле это совершенно иные мировоззренческие системы или взгляды, сформировавшиеся задолго до того, как была опубликована «Роза Мира», и теперь просто маскирующиеся под нее ради своих каких-то целей. Трудности «объединительной политики», с которыми они сталкиваются, это не трудности Розы Мира, это их собственные трудности, порожденные их собственной системой ценностей, к Розе Мира никакого отношения не имеющей.


Так, российская «национал-Роза» является лишь разновидностью национал-державной идеологии со всеми вытекающими из этого факта следствиями. Она неизбежно вызывает противодействие у всех, кто ощущает демоническую природу российской государственности, кто не отождествляет себя с русской культурой, и потому ее объединительный потенциал, равно как и возможность распространения за границы нашей метакультуры, равны нулю: ее сила – только в силе демона великодержавия, а ее пределы известны. Отметим также, что национал-Роза существует не только в ее российском варианте, во всяком случае, заметны явления, которые могут привести к формированию, к примеру, еврейской и украинской «национал-Роз».


Анархо-либеральная модель по своей природе является всего лишь проекцией ценностей современной западной культуры на книгу Даниила Андреева. Как следствие, она вообще никакого объединения в чем бы то ни было не подразумевает, стремясь к максимальной «свободе» для всех. В некотором смысле она уже полностью себя реализовала, создав многочисленные дискуссионные площадки, где каждый волен громко возвещать все, что ему вздумается; этим положением дел анархо-либералы вполне довольны и ничего уже более не желают, разве что бесконечного умножения подобных площадок.


Буддийская «Роза» исчерпала себя еще до начала нашей эры, и основная причина этой исчерпанности – то мироотрицание, которым пронизан буддизм, и который никогда не позволит ему стать по-настоящему привлекательным для западного мышления, основанного на активном, преобразующем мир христианстве. Кроме того, сама позиция буддизма, который стремится через любое учение возвещать только свои истины и свои ценности, искажая суть чужих взглядов «в свою пользу», вызывает, естественно, резкое раздражение у его оппонентов, обвиняющих буддизм в тотальной неискренности.


Оккультно-эзотерическая Роза пережила пик своих успехов еще в середине XX века в виде теософии, антропософии и «Нью Эйдж», то, что она пытается ныне использовать в своих интересах «Розу Мира», вряд ли поможет ей остановить постепенное падение ее былой популярности.


Культуртрегерская «Роза» в свою очередь также не представляет собой чего-то нового и оригинального. Закрытые кружки интеллектуалов, гордящихся широтой своего мировоззрения и способностью «переступать» через границы отдельных религиозных систем и взглядов, существовали с эпохи Возрождения. При всей их несомненной важности и полезности для развития культуры они всегда будут оставаться только кружками, работающими в основном «на себя».


Некоторый интерес представляет лишь демагогическая Роза, анализом которой пока еще всерьез никто у нас не занимался. Поскольку как раз она, вместе с национал-Розой, может оказаться главной противницей настоящей Розы Мира, мы остановимся на ней несколько более подробно.


Роза Мира или Демагогия? (перевирая прошлое, настоящее и будущее)

Выше уже отмечалась одна любопытная черта демагогической Розы Мира: она, в сущности, основана не на какой-то определенной идейной программе, а только и исключительно на личности самого Демагога. Это означает, что ее создатель – Демагог – предлагает своим соратникам вместо четких и конкретных идей самого себя. Идеи же он на время может заимствовать какие угодно, и, как правило, те, которые на данный момент способны привлечь аудиторию и сыграть ему на руку.


Дело в том, что Демагог, в силу специфической одаренности, обладает тем, что принято называть харизмой: способностью увлекать и притягивать людей не идеями, а, в первую очередь, своей личностью, которая кажется окружающим наделенной особыми дарами. У Демагога, однако, данный магнетизм не обусловлен какими-то реальными этическими или интеллектуальными достоинствами, а связан лишь с его способностью генерировать эмоционально насыщенный поток слов, обольщающий слушателя и внушающий ему то, что выгодно Демагогу.


Правда, для полноценной демагогии одной такой способности самой по себе недостаточно. Демагог должен обладать определенной беспринципностью, уметь льстить своей аудитории, улавливать ее тайные желания и настроения, чтобы, подлаживаясь под меняющиеся прихоти толпы, вести ее за собой. При этом он ни в коем случае не должен давать понять последователям, что они для него – всего лишь манипулируемое стадо, напротив, Демагог обязан ими всячески восхищаться, подчеркивая их избранность и элитарность. При этом он блестящее владеет суггестией, внушая, что белое – черное, а черное – белое.


Рационально спорить с Демагогом бессмысленно: вы либо обольщены им, либо нет. Если нет, то вы видите, что он каждую секунду противоречит самому себе и через пять минут говорит уже не то, что раньше, или откровенно лжет и лицемерит, или просто переводит поток слов на другое, когда дело принимает невыгодный для него оборот. При этом он не забывает твердить, что всех победил и разоблачил: повторюсь, его сила не в аргументах и фактах, а в суггестии, в бесконечных повторениях ярких клише, в умении подать банальность или глупость как глубокое умозаключение и поражение как победу.


Если же вы им обольщены, то всего этого вы не заметите, даже если вам будут указывать пальцем: Демагог всегда успеет вложить вам в голову то, что ему нужно, и вы даже не обратите внимания на то, что чуть раньше думали совсем иначе. Можно сказать, что он искажает реальность и транслирует искаженное видение тем, с кем ему удалось установить эмоциональный контакт.


Блестящий мифологический образец Демагога – толкиновский Саруман с его чарующим голосом, манипулирующий своими слушателями так, как ему удобно.


Тем не менее, демагогическая Роза тоже ограничена в возможностях своего роста, и главный ограничитель здесь – возможности самого Демагога. Он способен на многое, когда за ним стоит инспиратор, на энергиях которого Демагог взмывает ввысь. Тогда мы получаем фигуру масштаба Муссолини или хотя бы Жириновского. Однако если инспиратора нет, или он слаб, Демагог вынужден полагаться только на свои физические силы, да на энергию очень небольшой группы, интересы которой ему удается уловить. Тогда мы получаем, по выражению М. Волошина, «ручного Дантона, домашнего Робеспьера», пламенно сотрясающего воздух в масштабах одного сайта перед тремя-четырьмя слушателями.


Так мы с неизбежностью приходим к выводу о том, что способностью расти и по-настоящему объединять обладает лишь «ортодоксальная» Роза Мира, основанная на «Розе Мира». К анализу ее потенциала мы и переходим.


Догматическая Роза?

Главный упрек, который предъявляют тем, кто твердо придерживается мировоззрения, изложенного в «Розе Мира» – догматизм. Дескать, такие люди мыслят узко, они не способны выйти за пределы идей, высказанных в книге Даниила Андреева, и, тем самым не могут как углублять свои представления о мире, так и духовно расти. Чаще всего такие упреки высказывают представители «буддийской», «либеральной» или «демагогической» Розы.


Упрек этот несостоятелен по двум причинам. Во-первых, чем оборачиваются попытки избавиться от «догматизма» для самих либералов и демагогов, мы наблюдаем ежедневно, и писалось об этом неоднократно. На либеральных площадках бесконечно и жестко сталкиваются представители полярных мировоззрениях, защищающие свои взгляды с упорством законченных сектантов, которое как-то мало вяжется с либеральным имиджем данных ресурсов. Через какое-то время участники таких форумов скатываются либо к полному взаимному равнодушию, либо погрязают в бесконечной и бессмысленной войне друг с другом, превращая используемую виртуальную площадку в водоворот мнений и концепций, каждое из которых исчезает под грудой флейма и флуда быстрее, чем кто-либо успеет в них разобраться.


Демагогические ресурсы зависят от той стратегии, которую выбирает Демагог. Либо они также вращаются в бессмысленном эклектическом хаосе, но под бдительным присмотром Демагога, лично одобряющего или не одобряющего те или иные идейные повороты, либо просто меняют одну догматику на другую, т. е. изложенную в «Розе Мира» – на свою собственную, выгодную Демагогу здесь и сейчас. «Отсутствие догматизма» для Демагога — это всего лишь эвфемизм, обозначающий на практике «беспринципность» и «политиканство».


Буддийская «Роза Мира» на самом деле обладает своей собственной, очень четкой догматикой. Когда она призывает отказаться от догматизма, этот призыв относится исключительно к догматизму чужому, свой, чисто буддийский догматизм, такая Роза тщательно хранит и оберегает.


Проблема для буддистов, либералов и демагогов здесь в том, что без догматического каркаса на самом деле не может обойтись ни одно мировоззрение, ни один человек; и не только любая развитая религия, но и наука имеет в своем основании некие устойчивые принципы, постулаты, которые в ходе их развития не исчезают, а лишь раскрываются и обогащаются. Сами эти постулаты могут быть изменены, но только под влиянием очень серьезных причин, заставляющих сторонников данного мировоззрения идти на столь радикальный шаг.


Во-вторых, именно жесткость мировоззренческого каркаса должна в будущем стать залогом успеха Розы Мира.


Данное утверждение может показаться парадоксальным. Не наблюдаем ли мы в настоящее время взрыв плюрализма в культуре, обилие мировоззрений и взглядов, ситуацию, когда чуть ли не у каждого человека на все есть свое собственное мнение? Не видим ли мы, что распространение некоего догматического набора взглядов теперь становится совершенно безнадежным делом, заранее обреченным на провал? Пусть отказ от догматизма невозможен, но, быть может, правы либералы, когда предлагают каждому верить в то, что ему вздумается, и на этом успокоиться?


В условиях сближения и пересечения всевозможных альтернативных мировидений, появления возможности постоянно сравнивать самые разные взгляды и точки зрения попытка навязать кому-либо свою и только свою четко выписанную систему представлений действительно становится вредным анахронизмом, толкающим назад, а не вперед.


Всякий, кто пытается действовать подобным образом, подражает тем самым бабкам-иеговисткам, гуляющим вечерами по улочкам и набрасывающимся на случайных прохожих с целью разрекламировать тот единственный путь к спасению, который есть у них в кошелках, и только у них. Представить себе адептов Розы Мира, занимающихся чем-то подобным, немыслимо, хотя есть немало родонистов, настаивающих именно на такой форме деятельности как основной. То, что в результате они выглядят ничуть не лучше сектантов, их немало не смущает, хотя уже одно такое сходство должно было бы их насторожить. Но очевидно, что у Розы Мира другие пути, и суть этих путей естественным образом следует из ее собственного учения.


* * *

Одна из фундаментальных идей Розы Мира – это бесконечное разнообразие тех форм, через которые являет себя миру Провидение. Разумеется, сама Роза Мира, как и всякое мировоззрение, рассматривает себя как наиболее совершенную систему взглядов по сравнению с теми, что были до нее. Однако здесь необходимо сделать две оговорки. Большее совершенство Розы не приводит ее к отрицанию всех иных форм, в которых существует Откровение, поскольку только все вместе они создают максимально приближенный к реальности образ иного мира. Каждая форма уникальна, каждая приносит нам некое знание, пусть даже и с неизбежными искажениями, и сама Роза Мира обретает свою полноту лишь в целостной картине, создаваемой всеми светлыми учениями. Если эту картину разбить на куски, быть может, ее учение и осталось бы самым ярким фрагментом, но смысл, который могла бы иметь вся картина, оказался бы утраченным. Иными словами, Роза Мира нацелена не на вытеснение остальных светлых мировоззрений, а на синтез с ними, но на своей собственной основе.


Вторая оговорка заключается в том, что при всем совершенстве мировоззренческой формы, создаваемой в рамках учения Розы Мира, она остается всего лишь формой, наполняемой конкретным человеком. Это означает, что совершенство формы не гарантирует ее от профанации и искажения, и напротив, даже менее совершенные взгляды могут вести к истинно духовной деятельности. Вот почему православный святой ближе к Богу, чем родонист-фанатик, пытающийся обратить его в свою веру, и вот почему святому ни к чему менять свои взгляды, поскольку через них он уже обрел свой путь, и подобная смена для него ничем хорошим не обернулась бы. Попытка навязать ему мировоззрение Розы приведет лишь к дурной и бесплодной полемике и принесет вред как ему, так и тому, кто подобную цель для себя поставит.


Тем самым мы подходим к важному выводу: распространение взглядов Розы Мира не является для нее способом достижения ее целей, поскольку эти цели заключаются в просветлении мира, а не навязывании всем набора своих идей.


От взглядов к деятельности

Поскольку влияние Провидения достигает нас множеством путей, помощь ему на этих путях и составляет самую суть деятельности Розы Мира. Следовательно, именно здесь содержится ответ на вопрос, как она будет распространять и усиливать свое влияние. Она будет это делать через сотрудничество со всеми, чья деятельность заслуживает называться «светлой», через активную помощь уже имеющимся учениям и мировоззрениям правой руки, а не через бесплодное с ними противостояние.


Таким образом, мы получаем ответ на вопрос о том, чем должен заниматься человек, признавший весть Даниила Андреева. Он должен просветлять мир вместе с теми, кто уже это делает, и в тех областях, которые ему близки. Так, и только так он может доказывать другим истинность своих взглядов.


Сказанное настолько очевидно, настолько ясно сформулировано в самой «Розе Мира», что меня всегда удивляли упреки тех, кто говорит, что родонисты ничего не делают. На самом деле, мы делаем все, что предписывает нам Роза Мира, и делаем каждый в своей области, по мере возможности увеличивая в мире то, ради чего он только и существует. Смущают меня жалобы и тех, кто говорит, что не знает, чем ему заняться. Полей для деятельности в мире превеликое множество, их неоднократно называет и перечисляет сам Даниил Андреев, их множество и за пределами его перечисления, и если кто-то желает какой-то особой деятельности, связанной с Розой Мира, то придется его разочаровать: такой деятельности просто не существует.


В этих жалобах, на мой взгляд, встречается порой и элемент лукавства: высказывающие их хотели бы, насколько я понимаю, заняться в первую очередь организационной работой, создавая некие «структуры» Розы Мира, возглавляя их и занимая в них «ведущие» позиции. Но на практике до такой организации еще очень далеко, и когда возникнет некая предРоза, она будет, очевидно, сетью общин и кружков, разнонаправленных, самостоятельных и занимающихся каждый своим делом. Никаких «ведущих организационных» структур над ними долгое время не будет. Кроме того, организационная деятельность, которой столь жаждут, не связанная и не подкрепленная реальной деятельностью по просветлению мира, скорее всего окажется безблагодатной, а то и демонизированной, и придет в вопиющие противоречие с целями и задачами Розы Мира.


Желающий помогать Розе Мира не должен, таким образом, ждать ее явления. Роза Мира – это весь Шаданакар, с его проблемами и заботами, с его битвами и противостояниями, с его Добром и Злом, и тот, кто действительно желает трудиться вместе с Провидением, не нуждается для этого в официальной вывеске «Роза Мира».


Сто лет одиночества?

Следующая проблема, которая неизбежно возникает при подобном подходе – это проблема бесконечно разнообразных видов просветляющей деятельности. При нынешней малочисленности родонистов мы получаем неожиданную и парадоксальную ситуацию: их конкретные интересы, области, где они могли бы проявить себя, или не пересекаются, или пересекаются очень мало. Перенося полученный от «Розы Мира» импульс на конкретное поле деятельности, родонист обычно остается в одиночестве, поскольку те, кто разделяет его взгляды, хотели бы заниматься совсем иными делами, и им не интересны проекты, которые его волнуют.


Что ему делать в подобной ситуации? Опять же, вряд ли стоит ждать, пока невесть откуда к нему придут толпы единомышленников, жаждущих ему помочь. В избранной им сфере деятельности обязательно найдутся люди, пусть не верящие в откровение «Розы», но близкие ему по духу, схожие по ценностным установкам. Именно с ними он и должен работать, поскольку они уже занимаются практическим просветлением мира, а не схоластическими разговорами или бессмысленной тусовкой. Именно вместе с ними ему и предстоит пройти свой путь, возможно, до самого конца.


Этот вывод не является отвлеченным умозрением: так уже поступают на практике те, кто не ждет создания какой-то «всемирной организации», а готов работать здесь и сейчас, к примеру, Ольга Данилова, привлекающая к сотрудничеству в студии «Тинто» самых разных творческих людей с самыми разными взглядами.


Одновременно оказывается вполне оправданным тот низкий уровень взаимодействия, который наблюдается среди приверженцев Розы Мира, например, на ОРГ. Мы не можем и не должны детально интересоваться тем, что нам не интересно. У каждого из нас есть тот «сад», который он возделывает, который ему близок и понятен, и заниматься обустраиванием чужого сада – это, как сказал П. Коэльо, забрасывать свой.


Естественно, возникает вопрос: а зачем тогда нужно взаимодействие между самими родонистами, если для их практической деятельности оно не требуется?


На самом деле такое взаимодействие всем нам жизненно необходимо. Занимаясь просветляющей деятельностью вместе с теми, кто близок ему «практически», родонист все равно остается отделенным от них своим мировоззрением. Это мировоззрение, задавая ему четкие ориентиры, не позволит ему одобрять в деятельности своих коллег то, что одобрять с точки зрения Розы не должно. Работая вместе с православными, он не станет низкопоклонничать перед государством; помогая в защите гражданских прав и свобод, он и из них не станет делать себе кумира. Он остается собой, рыцарем Розы, и чтобы сверять свою деятельность с ее идеалами, ему нужны те, кто стоит на тех же позициях, что и он. Не лицемерные демагоги, меняющие свои взгляды и друзей по десять раз в день, не самовлюбленные прожектеры, пытающиеся «возглавить», «объединить» и «поруководить», не хитроумные самозваные учителя, подсовывающие вместо Розы Мира продукцию собственного изготовления, а именно люди, верящие Даниилу Андрееву, разделяющие все краеугольные принципы его мировоззрения, могут его поддержать и оценить. Именно через них он может проверять свои действия и свой курс, поскольку они видят мир в той же системе координат, что и он.


В сущности, я всего лишь описываю ситуацию, которая уже сложилась на данный момент. Но именно ее существование и ее устойчивость позволяют нам предположить, как должны и как будут развиваться события дальше.


* * *

Через конкретную просветляющую деятельность может возрастать и будет возрастать авторитет Розы. Это приведет к тому, что на местах начнут складываться небольшие общины единомышленников: опять же, не любителей бесконечно трепаться ни о чем, не изысканных ценителей смешений и эклектики, а людей, действительно со-творящих Провидению в его неустанной деятельности. Подобные общины будут, по-видимому, долгое время изолированными, но это не будет ни мешать им расти, ни продолжать сотрудничать со всеми, кто близок им по духу.


С другой стороны, форум, который уже сейчас выполняют некую координирующую функцию, будет превращаться со временем в подобие «Совета экспертов», который будет помогать консультациями, а также оценивать деятельность отдельных групп. Он же в конечном итоге начнет определять, кто действительно верен Розе, а кто всего лишь пытается с ее помощью добиться личных дивидендов; кто действительно разделяет ее нравственные принципы, а кто всего лишь громко демонстрирует свои достоинства на каждом углу.


Таким образом, на следующем этапе, задолго до появления Лиги преобразования сущности государства (если такой Лиге вообще суждено возникнуть и будет выбран именно данный сценарий), мы получим следующую структуру. На местах – общины, ведущие конкретную деятельность. Над ними – Экспертный совет из представителей разных групп, поддерживающий их, консультирующий, дающий рекомендации, и одновременно оценивающий результаты их работы. Но даже негативная оценка Советом каких-либо аспектов деятельности группы не означает прекращения сотрудничества с ней или даже ухудшения отношений. Менее всего хотелось бы, чтобы повторилась ситуация, созданная апостолом Павлом. Остракизм за какие-то доктринальные отклонения или за незначительные промахи абсолютно не допустим. Для Совета всегда приоритетной будет оставаться итоговая деятельность группы, которая должна оставаться нравственной и устремленной к просветлению мира, а не идейные различия. Группа, получившая замечания Совета, отнюдь не выпадает из общего родонистского мира, она лишь принимает к сведению, что такие замечания имеются. Только если она демонстративно и последовательно отрекается от всего, что наиболее важно в учении Розы Мира, или начинает некие политиканские игры с целью усиления своего влияния, она перестает считаться частью родонистского сообщества. Но даже и в этом случае контакты с ней могут сохраняться, она остается элементом внешнего круга Розы, если ее деятельность по-прежнему в целом приносит благо. И лишь если группа прямо встает на темный и деструктивный путь, и уже никакие замечания не способны это исправить, тогда Совет выносит негативное определение о деятельности такой группы и прекращает с ней свое сотрудничество.


Вопрос о судьбе каждой отдельной общины, естественно, должен всегда решаться индивидуально, с учетом всех имеющихся обстоятельств.


* * *

В целом мы получаем некое подобие христианского мира первых веков его существования, с обилием мелких общин и групп, с отсутствием жесткой управляющей структуры, поскольку Роза Мира не может явиться как Афина из головы Зевса, а должна пройти довольно длительный период «рыхлого» существования. Лишь со временем из этих общин начнет складываться настоящая Роза Мира с иерархией, культами, и всеми остальными атрибутами панрелигии, описанными Даниилом Андреевым.


Попытки же строить Розу Мира сверху, через кличи и призывы, через учреждение центральных органов и титулов вроде «Верховный наставник Розы всея Галактики» заранее обречены на неудачу и грозят серьезными подменами.


* * *

Предложенная модель, разумеется, всего лишь модель, и я был бы понят совершенно неверно, если бы кто-то воспринял вышеизложенное как некую директиву. Описанный сценарий может реализоваться только с помощью Провидения, ведь только оно может инспирировать множество людей на подобную деятельность. Потому это всего лишь попытка заглянуть в будущее, которое может весьма отличаться от того, что здесь описано. Но подобные наброски будущего необходимы, поскольку через них мы нащупываем пути, ведущие нас вперед, и, кто знает, быть может, это и есть тот путь, который нам предстоит пройти.




Главная | Мои работы ]

© Денис Наблюдатель 2013, All Rights Reserved.